29 декабря

Реанимация: можно ли там видеться с родными, пользоваться телефоном и по-человечески сходить в туалет

Современная медицина
97 05093
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Недавно в России впервые был подан иск на больницу, врачи которой не разрешили родным посетить пациента в реанимации. Мосгорсуд признал претензию людей обоснованной и обязал администрацию больницы выплатить им компенсацию.

Можно ли посещать белорусские реанимации? Какие условия пребывания там вызывают у людей вопросы? Почему за рубежом реанимационные палаты, как правило, рассчитаны на одного, а у нас на несколько человек? Разобраться в теме помогли врачи Городской клинической больницы скорой медицинской помощи Минска (ГКБСМП) и белорусские анестезиологи-реаниматологи, работающие в зарубежных клиниках.

Если почитать форумы и отзывы людей, побывавших в наших отделениях реанимации, больше всего вопросов у пациентов вызывают ограничение общения с родными, запрет телефонов, палаты без перегородок, когда человек вынужден справлять нужду на глазах у всех, отсутствие кнопок вызова персонала, полная зависимость от медсестры («если хорошая – будешь под присмотром, если не очень – можешь лежать в каловых массах»).

Посещения

Посещения пациентов в реанимации законом не запрещены. Поэтому сегодня каждая больница регулирует этот вопрос самостоятельно правилами внутреннего распорядка. Например, по правилам ГКБСМП родственники могут навестить пациентов в палатах реанимации с 12:00 до 13:00 и с 17:00 до 20:00.

Им выписывают пропуск, выдают санитарную одежду. Мы как раз застали такой момент посещения: кто-то помогал медсестрам посадить человека в кровати, кто-то кормил родного, кто-то просто стоял и держал близкого человека за руку, потому что тот еще не пришел в сознание.

 
Сергей Комликов
Заведующий нейрохирургической реанимацией ГК БСМП
Поначалу мы боялись пускать родственников, думали, что это будет мешать нашей работе, но потом поняли, что врачи и семья пациента должны быть не оппонентами, а союзниками. Во-первых, человеку в тяжелом состоянии очень важна поддержка родных. Во-вторых, пускать родственников важно, чтобы они видели реальное состояние пациента и тот объем помощи, который ему оказывается. Наши медсестры во время посещений показывают родственникам, как ухаживать за пациентом, и они начинают активно нам помогать. Иногда жена, например, говорит: «Я буду сама обтирать и подмывать мужа». И мы не против, потому что пациенту значительно комфортнее, когда за ним ухаживает родной человек. И в-третьих, нам нечего скрывать. А если людей не пускать в реанимации, у них может сложиться мнение, что мы тут плохо работаем. Однако нужно понимать, что реанимация – особое отделение, и здесь не должно быть бардака. Поэтому время визитов регламентировано. Допуск родных может быть ограничен, если они болеют инфекционными заболеваниями, пришли в пьяном виде, а также когда проводятся различные процедуры с пациентом.
 
Ольга Светлицкая
Доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии БелМАПО, реаниматолог ГК БСМП
Я считаю, что посещение родственниками пациентов в реанимации крайне важно. Иногда от этого может даже зависеть успешность лечения и динамика выздоровления. К нам, например, часто попадают люди с энцефалопатией различной степени выраженности, старческим слабоумием (деменцией). Оказываясь в реанимации, в незнакомой обстановке, среди незнакомых людей такие пациенты пугаются, их состояние может усугубиться. Поэтому принципиально важно, чтобы к ним приходили родные. По нашим наблюдениям, это позволяет им лучше и быстрее адаптироваться. Или, например, мы выявили у пациента во время операции злокачественное новообразование или иное тяжелое заболевание. Для пациента это шок. Безусловно, он нуждается в поддержке близких людей. И в целом родные пациентов оказывают существенную помощь. Мы просим их быть активными: не просто стоять у кровати, а помочь повернуть человека, посадить, умыть, побрить, причесать, покормить, обязательно рассказывая при этом семейные новости. Но самое важное, наверное, что эти посещения сближают медицинский персонал с родственниками. Люди видят, какой это непростой труд, и уже по-другому общаются с медсестрами и докторами.
 
Лариса Золотухина
Заведующая реанимацией для ожоговых больных ГК БСМП
Что касается детей, то для них лучшее лекарство – это мама, поэтому в нашем отделении мы не просто приветствуем, мы настоятельно просим родителей находиться с детьми круглосуточно. Когда мама рядом с ребенком, он активен, лучше ест, ему меньше нужно седативных лекарственных средств. Родитель ребенка до 3 лет обеспечивается питанием за счет бюджета. Если ребенок старше, родные уже питаются в больнице за свой счет.

Чтобы не возникало ситуаций, когда в одних реанимациях посещения разрешены, а в других людям отказывают без объяснения причин, нужен единый документ, который бы регламентировал общие правила для всех клиник, считают медики.

Перегородки

Вопреки обывательскому представлению в реанимациях лежат не только пациенты в коме, там находятся и люди в сознании. Поэтому этические моменты для них весьма важны. Наши реанимации – это палаты на 3–6 человек, в которых вместе находятся и женщины, и мужчины. Справлять нужду в утку при соседях крайне некомфортно. Точно так же неприятно, когда все видят, как тебя обтирают или меняют подгузник. Решить эту проблему могут перегородки между кроватями, туалеты для пациентов. В ГКБСМП такие перегородки есть – специальные легкие выдвижные штанги со шторками. Более того, после ремонта в палатах реанимации появились туалеты для ходячих пациентов.

В старых реанимациях туалетов нет, так же как и штанг с выдвижными шторками.

 
Ольга Светлицкая
Доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии БелМАПО, реаниматолог ГК БСМП
Перегородки между кроватями в каком-то виде должны быть предусмотрены везде. Практически все реанимационные отделения в стране были подвергнуты реконструкции. В реанимациях, где по каким-то причинам выдвижные шторки отсутствуют, используются переносные ширмы. То, что не во всех палатах они стоят, можно объяснить двумя причинами. Большинство пациентов реанимаций находятся в тяжелом или крайне тяжелом состоянии без сознания либо в состоянии медикаментозного сна, перегородки для них непринципиальны, а вот персоналу требуется постоянный свободный доступ к пациенту со всех сторон. Поэтому сотрудники отделения просто привыкают к этому, и когда появляется пациент в сознании или человек выходит из комы, не всегда эту перегородку поставят или выдвинут. Пациенту просто нужно попросить сделать это. Никто никогда не откажет. Вторая причина в том, что в случае экстренной ситуации переносная перегородка будет мешать, уйдет драгоценное время на то, чтобы ее убрать. Поэтому в перегруженных реанимациях их избегают ставить. В любой реанимации также есть отдельный реанимационный зал. Если мы видим, что пациент в сознании, а у соседа по палате наступила клиническая смерть, то мы можем вывезти умирающего человека в этот специальный зал, чтобы не травмировать людей.

Телефоны

Телефоны в реанимационных палатах медики не разрешают и объясняют это тем, что пациенты бывают разные и лишний предмет в руках может представлять опасность. Кроме того, пациенты не всегда критически оценивают свое состояние и могут напугать родных своим звонком.

 
Ольга Светлицкая
Доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии БелМАПО, реаниматолог ГК БСМП
Все-таки хочу напомнить, что пациенты отделений реанимации и интенсивной терапии – это прежде всего люди в критических состояниях с нарушением витальных (жизненных) функций. У них разная степень нарушения сознания, как правило, есть проблемы с дыханием, часто требуется поддержка сердечной деятельности и т. д. Все это мало сочетается с мобильным телефоном в их руках. Для тех, кому действительно плохо, мобильный телефон неактуален. Да, есть пациенты в сознании, как правило, терапевтического профиля или в раннем послеоперационном периоде. И опять-таки, они не одни в палате и другим пациентам или персоналу могут мешать звонки и разговоры. В то же время, если возникает необходимость позвонить, врачи никогда не откажут и сделают такой звонок родственникам. Также в отделениях реанимации есть обычный стационарный телефон, по которому родные могут узнавать о состоянии пациента, беседовать с лечащим врачом.

Кнопки вызова

В реанимациях люди ослаблены и порой не могут позвать медсестру, если нужна помощь. Обычно для этого у кроватей больных предусмотрены кнопки вызова персонала. Но они есть не во всех наших реанимациях, так как их наличие не является обязательным. Подразумевается, что медсестра не имеет права покидать свой пост и пациент находится под постоянным наблюдением персонала.

Уход

Пациент в реанимации подключен к аппаратуре, лежит под капельницей, часто с мочевым катетером, так как сам не может ходить в туалет. Поэтому он всецело зависит от медсестер и санитарок. И если их вдруг нет или они невнимательны и грубы, это очень сильно отражается на его эмоциональном состоянии. По мнению медиков, дело здесь больше не в халатности или отсутствии сердечности, а в сильной усталости медсестер и санитарок, которые дежурят в реанимации, как правило, целые сутки (с утра до утра) и выполняют много функций.

В мире проблему качественного ухода решают за счет расширения штата реанимаций. А как у нас?

 
Ольга Светлицкая
Доцент кафедры анестезиологии и реаниматологии БелМАПО, реаниматолог ГК БСМП
По штатному расписанию в большинстве реанимаций на 6 пациентов приходится один врач и на 3 пациента – одна медсестра. Врач-реаниматолог постоянно находится в отделении, в шаговой доступности. Также есть ответственный врач-реаниматолог, который в случае необходимости осуществляет консультации пациентов в профильных отделениях больницы или в приемном покое. Пост медсестер находится максимально близко к пациентам – либо в палате, либо за стеклянной перегородкой палаты. То есть в отделении реанимации пациент всегда под присмотром.

Как реанимации работают за границей

 
Владимир Свирков
Врач-анестезиолог-реаниматолог, 5 лет работает в Австрии
В нашей клинике посещение реанимации разрешено с 14:00 до 18:00 и с 19:00 до 22:00. До обеда много терапевтических и сестринских процедур – и родственники мешали бы работать. Мобильные телефоны разрешены без ограничений. В старом отделении были боксы на двоих/троих пациентов, в которых между кроватями стояли ширмы. Сейчас каждый пациент в своем боксе, между боксами – стена, то есть полная изоляция от соседей. Для сестер это не всегда удобно – меньше контроля. Но пациенту психологически гораздо комфортнее. В палатах есть кнопка вызова медсестры, телевизор. Пациент действительно полностью зависит от личной и профессиональной квалификации персонала, его времени и загруженности. Поэтому чтобы помощь была качественной, необходимо достаточное количество сестер. Максимум две койки на сестру. Сейчас у нас на одну медсестру (хотя половина – это медбратья) максимум два пациента. Но обычно – один. В Австрии на сестер возложено очень много функций. Они занимаются мониторингом, документацией, заправкой инфузоматов, расчетом доз, заправкой аппаратов гемофильтрации и контролем за ними, также моют, бреют и обрабатывают пациентов, кормят, следят за стулом. Поэтому сестры дежурят по 12 часов.

По мнению Владимира Свиркова, чтобы улучшить белорусскую службу реанимации, необходимо увеличивать штат сестер, обеспечивать мониторинговым оборудованием, а также закупать средства, облегчающие уход: удобные утки, салфетки, моющие средства, подгузники. И уменьшить количество бумажной работы.

Американская модель

 
Сергей Костюченко
Врач-анестезиолог-реаниматолог филиала американской Кливленд Клиник в Абу-Даби
В нашей клинике все палаты реанимации рассчитаны только на одну койку. В каждой палате стоит диван для родственников, есть телевизор, туалет и душ. Родные могут находиться здесь круглосуточно. Есть кнопка вызова медсестры, а также кнопка тревоги – CODE BLUE, которую включают в случае критической ситуации. Помимо медсестры и врача-реаниматолога имеется еще много дополнительного персонала, осуществляющего уход за пациентом, – массажисты, физиотерапевты, психологи, реабилитологи, диетологи и даже фармакологи. А вот санитарок нет – уборкой занимается отдельная клининговая служба. В Беларуси служба реанимации часто перегружена, персоналу делегировано множество функций, которые невозможно выполнить за время дежурства, штатные нормативы давно отстают от реальных требований. В современной медицине в отделении реанимации одна медсестра следит за двумя пациентами, а если пациент на аппарате искусственной вентиляции легких – то за одним. В специализированных отделениях (трансплантация, нейрохирургия, кардиохирургия) положена одна медсестра на двух пациентов. Но эти нормативы мало где соблюдаются в Беларуси. В идеале в палате должна быть одна койка, но большинство отделений реанимации в Беларуси старой планировки, поэтому это невозможно. По этой же причине в большинстве больниц не выдерживается норматив по количеству метража на одного пациента, не везде есть возможности отделить больных с внутрибольничными инфекциями от других. Реформы службы могут потребовать значительных затрат. Но некоторые новшества ничего не стоит ввести уже сегодня, например, пациенты ни в коем случае не должны лежать голыми, как принято в наших реанимациях.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группы в FacebookVKOK и будьте в курсе свежих новостей! Только интересные видео на нашем канале YouTube, присоединяйтесь!

97 0 5093
Журналист

Чтобы перейти к обсуждению, выполните вход или зарегистрируйтесь

Наверх