6 Октября

Остановите, Вите надо выйти

Мнения
44 0 341
Автор:
Максим Пылёв
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Вите было 22 года, когда он первый раз попал в реабилитационный центр с проблемой наркотической зависимости. Следующий раз был в 23 года, потом в 25, в 27... И вот передо мной сидит 30-летний парень с пустыми глазами, изорванной душой и шрамом на левой щеке.

Шрам этот он, кстати, получил не в уличных разборках. И это не несчастный случай. Ему «подарил» его старший брат, когда Витеньке было всего 3 годика. Старший брат очень сильно ревновал младшего к родителям, ненавидел их за появление этой «маленькой дряни». От невозможности как-то проявить свою агрессию в сторону безразличной, вечно отсутствующей мамы или папы-алкоголика, он не нашел другого выхода, как в один из дней подойти к брату и полоснуть того лезвием по лицу.

Как рассказывает Витя, он не помнит боли или страха, только много крови. А еще, что очень кричала и плакала мама. После этого старший брат стоял сутки на коленях в углу, каждые 2 часа его хлестал скакалкой папа.

Употреблять алкоголь Витя стал в 11 лет, наркотики — в 14-15. Говорит, что даже мысли не было поступить как-то по-другому. Алкоголь дома был в доступности всегда. Отец хоть и выпивал каждый день, но имел неплохую должность на каком-то местном предприятии. Мать работала старшим поваром в столовой и часто отсутствовала даже по выходным, особенно в летний период, обслуживала свадьбы и дни рождения. Естественно, приносила с собой по вечерам сумки еды и спиртного.

Еще у Вити был дядя, брат мамы, который был опиумным наркоманом и запойным алкоголиком. Он проживал с бабушкой Вити на одной жилплощади. Очень часто, когда у дяди начинались ломки или отходняки от спиртного, бабушка и мама Вити отправляли его, маленького, первым в квартиру к обезумевшему дяде, чтобы тот успокоился и не устраивал скандалы или разборки. Пятилетнему ребенку очень часто приходилось часами сидеть рядом с дядей, страдающим от ломок, гладить его руку, в надежде, что тому станет легче.

Первый раз Витю уколол его старший брат, который уже до этого 3 года сам «сидел» на игле. Поначалу брат даже отговаривал Витю пробовать, но тот был настроен решительно и сказал, что он все равно сделает это. Так лучше пусть первый раз его уколет близкий человек.

Около 7 лет длилось практически ежедневное употребление. Наркотик сменялся алкоголем, алкоголь наркотиком. Был ряд передозировок, больше 20 заездов в наркологию, несколько попыток суицида. Однажды Витя даже уезжал из страны, но его депортировали обратно. В 22 года парень был уже прожженным «торчком», имел несколько судимостей, кучу сопутствующих заболеваний, поломанную психику и огромную дыру внутри. Менять в жизни он ничего не хотел, но и употреблять уже не было ни сил, ни здоровья.

Четыре попытки реабилитации с интервалом примерно в 2 года особо ничего не поменяли. Максимальный период времени, в течение которого Вите удавалось воздерживаться от употребления психоактивных веществ, был ограничен 2-3 неделями. После следовал срыв и возврат в бездну активной зависимости.

К своим 30 годам он окончательно сдался и перестал сопротивляться. На мой вопрос, для чего он в очередной раз решил пройти реабилитацию, Витя ответил коротко и очень тяжело: «Я устал». А потом посмотрел на меня, улыбнулся одним уголком рта и добавил: «Я сейчас как в популярной песне: «Остановите, остановите, Вите надо выйти»... А потом он заплакал, очень горько и очень скорбно, с болью и отчаянием.

Виктор достаточно тяжелый пациент, у него много травмирующих событий прошлого, много боли, ужаса и страха. Много детских травм, которые ушли в недры подсознания. Нам, специалистам реабилитационного центра, приходится очень много уделять внимания и сил, чтобы хоть как-то помочь и поддержать его.

Важно не допустить его ретравматизации. Отсекать жалость к себе, манипуляции, ложь и желание пойти по пути наименьшего сопротивления. Вера в людей у Вити совершенно отсутствует, и это не мудрено: столько предательств было на его пути. Очень важно вернуть ему хоть какой-то уровень доверия к окружающим.

Витя совершенно не умеет распознавать свои чувства. Приходится обучать его распознавать хотя бы основные из них: страх, злость, грусть, радость и любовь. Духовные ценности у Вити практически отсутствуют. Понятия добра и зла перепутаны, приходится прививать такие качества, как доброжелательность, отзывчивость, взаимовыручка, благородство и любовь к окружающим.

Витя пробыл в центре почти 7 месяцев, и это его победа. Такого периода воздержания от психоактивных веществ у него до этого не было. Он начал чаще улыбаться и говорить о том, что его на самом деле волнует, брать на себя ответственность. Даже приготовил вкусный творожный пирог для реабилитантов.

Очень тяжело давать прогнозы по поводу дальнейшей судьбы Вити, но появился шанс. Шанс на то, что он все-таки сможет обрести свободу от зависимости.

С момента выписки из Центра Витя не употребляет наркотики.

Психолог, один из основателей реабилитационного центра «Феникс»
44 0 341

Чтобы перейти к обсуждению выполните вход или зарегистрируйтесь

Карта здоровья Беларуси
Наверх