19 ноября

Помогут ли стволовые клетки восстановить сустав? Следим за судьбой пациента

Контролируй здоровье
185 0 308
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

В 63 года у Михаила Судаса по результатам МРТ диагностировали артроз коленного сустава 4-й степени. На этой стадии разрушается хрящ, сужается суставная щель, что вызывает сильную боль и ограничения в движениях. Поэтому травматологи сразу предложили Михаилу Леоновичу операцию по замене сустава. Но он выбрал иной метод – лечение собственными стволовыми клетками в Институте биофизики и клеточной инженерии Национальной академии наук.

Эта эффективная и популярная в мире методика недавно апробирована в Беларуси и утверждена отечественным Минздравом. Она пока не так широко распространена в нашей стране. Поэтому мы решили пройти весь путь лечения с Михаилом Судасом и посмотреть на результативность метода, как говориться, живьем.

Мучительный выбор

Чтобы решить, что же делать с больным суставом, Михаил Судас поговорил с травматологами, посоветовался с пациентами, позвонил знакомому доктору в Италию и съездил к известному священнику. И только после этого принял решение.

– Проблемы с коленом на левой ноге у меня появились 10 лет назад, – рассказывает Михаил Леонович. – Возможно, это следствие перелома, что был в детстве. Сначала коленный сустав просто болел. Потом сложно стало присесть, стоять, бегать – казалось, будто кость трется о кость. Обходился обезболивающими. Но в 2018 году попал с другой проблемой в РНПЦ неврологии и нейрохирургии, где сделал МРТ всего тела. После него ко мне пришел врач и удивленно спросил: «А вы вообще ходите?» Он объяснил: судя по снимкам, у меня уже практически нет суставной щели, что вскоре приведет к необратимым последствиям. После этого я всерьез решил заняться своей ногой.

Встал на очередь в РНПЦ травматологии и ортопедии на эндопротезирование, стал щадяще к себе относиться: если ранее проходил около 30 тысяч шагов в день, то ограничился 10–12 тысячами и постепенно уменьшал ходьбу. Но боли не проходили, наоборот, усиливались. И тогда я решил, что без протезирования сустава не обойтись. Посоветовавшись с врачами в РНПЦ травматологии и ортопедии насчет необходимости операции, я тихонько зашел в отделение, чтобы пообщаться с пациентами: одно дело – мнение врача, другое – личный опыт больного. Встретил 70-летнего мужчину с палочкой. Он оказался отзывчивым и рассказал, что заменил сустав, так как вообще не мог передвигаться. Вроде бы все хорошо: на седьмой день уже ходит, разрабатывает ногу, скоро будет менять коленный сустав в другой ноге, потому что из-за повышенной нагрузки он тоже уже износился. То, что придется менять два сустава, существенно поубавило мое желание идти на операцию. Но я начал сдавать необходимые перед госпитализацией анализы и проходить исследования. И тут мои сомнения еще больше выросли. Травматолог поликлиники прямо спросил: «Зачем тебе это надо?» и рассказал, что искусственные суставы могут не прижиться, что операция травматичная, а реабилитация длительная.

Тогда Михаил Судас решил: как Бог даст – и поехал к известному священнику отцу Валериану в Смиловичи. Он прождал разговора с ним почти весь день (народу было очень много) и услышал от священника следующий совет:

«Вам операцию делать не нужно. Вы найдете другой метод лечения», – огорошил меня батюшка. Какой метод? Что делать? В еще больших сомнениях я все же пошел на финальный рентген-снимок в 2-ю ГКБ столицы и попал к врачу Владиславу Ивашкевичу. Тут-то моя судьба и решилась. Доктор сказал следующее: «Я бы вам посоветовал обратиться в Институт биофизики и клеточной инженерии Национальной академии наук и попробовать метод лечения стволовыми клетками». Новое лечение было найдено, как и предсказывал отец Валериан.

Михаил Судас отправился в институт, встретился с заведующим отделением регенеративной медицины и клеточной терапии Олегом Козловым, который подробно рассказал о методе. И после разговора принял решение попробовать лечение с применением биомедицинского клеточного продукта (БМКП). Но, не изменяя своему основательному подходу, позвонил на всякий случай знакомому доктору в Италию.

– Я спросил его, стоит ли делать это в Беларуси или, может, лучше поехать в Италию или Израиль, где давно практикуют лечение стволовыми клетками, – поясняет Михаил Леонович. – И услышал в ответ: «Поверь, у вас хорошие врачи, смысла ехать за границу нет, технология одна и та же, но в Италии это будет стоить 20 тысяч евро, в Канаде еще дороже. По этим меркам у вас это вполне доступно (курс лечения стоит 3,5–4 тысячи рублей. – Ред.). А заменить коленный сустав ты всегда сможешь».

Как проходила операция

В медцентре института Михаилу Леоновичу назначили еще некоторые анализы, и когда он привез результаты, тут же повели в операционную.

– Здесь за 20 минут под местным обезболиванием взяли кусочек жировой ткани, — показывает небольшой шрам около пупка. – И рассказали, что из него выделят мои стволовые клетки, нарастят в лаборатории необходимое количество, а затем введут в сустав. Через месяц мне позвонили и пригласили на трансплантацию стволовых клеток. Я волновался, думал, будет общий наркоз. Наркоза никакого не понадобилось, можно даже смотреть, что происходит. Мне обработали сустав, показали мои собственные клетки в шприце, сделали обезболивающий укол и под контролем УЗИ ввели 20 млн стволовых клеток в колено. Вся операция заняла 10–20 минут. Еще где-то час я лежал в палате со льдом на колене, а врач наблюдал, не подымется ли температура, а потом пошел домой с перечнем упражнений для разработки сустава.

Пару дней колено побаливало, и мне казалось, что там присутствует некая масса, которая мешает его согнуть. Но я решил потерпеть и не звонить доктору. Но к понедельнику боль прошла, и «масса» рассосалась.

Через неделю мне ввели еще 20 млн клеток уже в правое колено, а на третьей процедуре по 30 млн клеток в оба колена. Как объяснили врачи, первые клетки – это разведчики, которые «внедряются» и готовят сустав, а следующая порция клеток уже начинает работать над восстановлением хряща.

Всего из моей жировой ткани было выращено примерно 100 млн стволовых клеток. Те, что остались, заморозили, и они хранятся в криобанке Института. При необходимости их разморозят, опять вырастят нужное количество и будут использовать для продолжения моего лечения.

Что изменилось после операции

Последняя трансплантация БМКП была 27 октября. Какие изменения в состоянии пациента произошли за три недели?

– Боль ушла, – рассказывает Михаил Судас. – Я уже хожу 18 тысяч шагов и каждый день наращиваю расстояние, чтобы дойти до 15 км. Сгибаю-разгибаю колено без проблем. По лестнице поднимаюсь осторожно, просто психологически боюсь еще нагружать ногу, да и доктор посоветовал быть поосторожнее. Мышца под коленом стала твердая. На ощупь я чувствую, что укрепляется хрящик в том месте, где его уже почти не было.

Комментарий врача

Медицинский аспект метода прояснил нам хирург, проводивший операцию, заведующий отделением регенеративной медицины и клеточной терапии Олег Козлов.

Как работает этот метод? И чего ожидать пациенту?

 
Олег Козлов
хирург, заведующий отделением регенеративной медицины и клеточной терапии
В широком смысле мы говорим о биологическом протезировании. Cтволовые клетки способны самообновляться и дифференцироваться, то есть превращаться в клетки различных органов и тканей, в том числе в остеоциты (молодые клетки косной ткани), хондроциты (основные клетки хрящевой ткани). Попадая в сустав, они находят повреждение и начинают, условно говоря, его ремонтировать. В результате образуется гиалиноподобный хрящ. Этого достаточно, чтобы ушел болевой синдром, улучшилась функция сустава. «Ремонтируются» и другие суставные структуры, те же микроповреждения связок и суставных поверхностей, что также добавляет функциональности.

Примерно через год, в соответствии с международными алгоритмами, мы проведем комплексное рентгенологическое обследование. Убеждены, что на снимках будут просматриваться признаки восстановления хряща. Через полгода встретимся с пациентом, проведем клиническую оценку промежуточных результатов.

Есть ли у метода побочные эффекты?

Серьезных побочных эффектов не зарегистрировано не только у нас, но и во всем мире. В раннем послеоперационном периоде может быть повышение температуры (транзиторный субфебрилитет), что быстро проходит самостоятельно, при необходимости купирутеся медикаментозно.

Придется ли делать трансплантацию БМКП еще раз?

Не исключается. Для этого у нас есть криобанк, где пациент, при желании, сможет сохранить свои стволовые клетки. Но все эти мероприятия возможны по строгим клиническим показаниям, а не по желанию человека.

При всех ли стадиях артроза подходит лечение БМКП?

Практически да. В том случае, если сохранились основные анатомические структуры, ограничений нет. Клеточная терапия снимет боль, восстановит повреждения, вернет качество жизни и свободу передвижения. Но, естественно, в определенных пределах – в высоту с шестом человек вряд ли сможет прыгать.

Бывает, что пациенту отказывают в тотальном эндопротезировании из-за сопутствующих тяжелых проблем со здоровьем, и тогда терапия стволовыми клетками – хорошая и едва ли не единственная альтернатива.

Все ли суставы можно лечить этим методом?

Все, метод используется в комплексной терапии посттравматических и дегенеративных заболеваний тазобедренных, коленных, голеностопных, плечевых суставов, не исключаются позвоночник и жевательные суставы.

Образ жизни влияет на эффективность лечения с помощью БМКП?

Я буду плохим доктором, если скажу, что не влияет. Стволовые клетки не любят ни алкоголя, ни никотина. Конечно, лучше не пить, не курить и вести активный образ жизни.

Наш портал будет следить за изменениями в суставах пациента, изучать его рентген-снимки и делиться с читателями.

Фото - Андрей Восресенский

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группы в FacebookVKOKTwitter и будьте в курсе свежих новостей! Только интересные видео на нашем канале YouTube, присоединяйтесь

185 0 308

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Журналист и медиатор, в журналистике около 20 лет. Основной интерес - социальные проблемы. Закончила журфак БГУ. До портала «Здоровые люди» и газеты «Медицинский вестник» работала в редакции "Аргументы и факты" в Беларуси, еженедельниках «СССР: постфактум», «Московский комсомолец в Беларуси», национальной общественно-просветительской газета «Культура», Интернет-издании Оpen.by. Член Белорусской ассоциации журналистов. Материалы Анны выделяются чёткой структурой, глубиной раскрытия темы и своей аналитичностью. Хобби: литература, написание детских книг. Автор проектов: ТеДДи (Трибуна для детей) - национальная площадка для высказывания мнений и позиций детей по волнующим проблемам (совместный проект еженедельника «Аргументы и факты» в Беларуси, РОО «Белорусская Ассоциация клубов ЮНЕСКО», Представительства Детского фонда ООН в Республике Беларусь (ЮНИСЕФ)./Врачи – тоже люди (24health.)/Домашний уход за тяжелобольными (совместно с Белорусским Обществом Красного Креста) (24health.by) /Врачебные онлайн-конференции (24health.by совместно с tut.by).

Чтобы перейти к обсуждению, выполните вход или зарегистрируйтесь

Наверх