16 апреля

Нейронавигация по извилинам. Хирург-онколог о методах лечения рака головного мозга

Жизнь с онкологией
7 0157
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Раньше для удаления опухоли головного мозга пациентам делали обширную трепанацию черепа. Какие операции проводятся сегодня? Возможно ли удалить опухоль без повреждения головного мозга? Какие симптомы достоверно говорят о проблеме? На вопросы отвечает заведующий нейрохирургическим отделением РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова Юрий Грачев.

Неожиданно потеряли сознание, случился припадок – на МРТ!

Как правило, рост опухоли в замкнутом внутричерепном пространстве приводит к сдавлению и повреждению мозга, из-за чего у человека нарушаются речь и координация движений, ухудшаются зрение и слух. Почему же только после возникновения таких явных симптомов люди начинают обращаться к неврологам или нейрохирургам?

– Опухоли головного мозга отличаются по степени злокачественности. Низкозлокачественные растут медленно, поэтому на некоторые признаки заболевания пациент может долгое время не обращать внимания. При этом его организм, в том числе головной мозг, может адаптироваться к медленному росту опухоли. В этом случае она выявляется уже когда достигнет больших размеров, – поясняет врач. – А вот высокозлокачественные опухоли имеют очень быстрый темп развития и роста, что сопровождается сильной и стойкой головной болью, тошнотой, рвотой. Например, глиобластома при небольшом размере может вызывать очень серьезные нарушения в головном мозге.

Сложность в том, что головная боль, нарушение речи, двигательной активности бывают при инсульте, а зрение и слух ухудшаются по разным причинам. В нашей стране проблема своевременной диагностики опухолей головного мозга решается благодаря магнитно-резонансной томографии (МРТ), которая уже выполняется повсеместно.  

Что рассказывают сами пациенты? Как они поняли, что с их мозгом что-то не так?

– У большинства наших пациентов были приступы потери сознания на фоне полного здоровья. Это было первым признаком опухоли головного мозга. Если у человека без видимых на то причин возникают эпилептический припадок, судорожный пароксизм, это указывает на высокую вероятность данного заболевания и является показанием для обращения к неврологу и проведения МРТ. На мой взгляд, это самый информативный метод. На компьютерной томографии (КТ) не всегда можно увидеть опухоль небольших размеров.

Операции возможны и без общего наркоза

Как сегодня проводятся операции? Не приводит ли удаление опухоли к нарушению интеллекта, зрения, слуха и других важных функций?

– Основной принцип нейрохирургии не изменился: анатомическая доступность и физиологическая дозволенность. То есть опухоль должна быть доступна для хирургических манипуляций, а операция – безопасной, без необратимых последствий. Иными словами, если мы видим, что при хирургическом вмешательстве будут повреждены зоны, отвечающие за слух, зрение, речь, произвольные движения, то в этом случае не станем удалять опухоль. Операции, после которых человек останется глубоким инвалидом, нецелесообразны. Приоритетом является сохранение качества жизни. Что касается умственных способностей, после удаления опухолей головного мозга они, как правило, не изменяются.

Сегодня стали доступны миниинвазивные операции через небольшие доступы, которые минимизируют травму здоровых тканей. Мы используем операционный микроскоп, сложную систему нейронавигации для точного определения локализации опухоли. При этом хирурги выбирают не кратчайший путь до ее месторасположения, а наименее травматичный. Благодаря этим технологиям мы можем удалить любое новообразование полностью.

Однако мозг каждого человека уникален. Например, локализация центра речи у каждого пациента имеет незначительные индивидуальные отличия. В этом случае мы удаляем опухоль, когда пациент в сознании: беседуя с ним, можно исключить случайное повреждение центра речи. Метод очень эффективный, однако не каждый пациент способен на это решиться, и тогда требуется помощь психолога и психотерапевта.

Ежегодно в РНПЦ проводится около 700 операций по удалению опухолей головного мозга.  

Будет ли болеть голова после операции на мозге?

– В месте разреза возможна боль некоторое время. Но для ее устранения достаточно обычного обезболивающего, наши пациенты не получают сильные наркотические анальгетики. В последующем головная боль не беспокоит. Ткань головного мозга не содержит болевых рецепторов.

Эмоциональный настрой влияет на лечение

Эффективны ли лучевая и химиотерапия при опухолях головного мозга?

– Не столь эффективны, как хирургическое радикальное удаление. Дело в том, что большинство химиопрепаратов не проникает в головной мозг из-за гематоэнцефалического барьера, который защищает его от циркулирующих в крови микроорганизмов и токсинов. Существуют химиопрепараты с минимальным размером молекул, которые способны преодолеть и эту преграду, однако их концентрация не позволяет полностью уничтожить опухоль. Во время операции мы имплантируем химиопрепараты непосредственно в ложе удаленной опухоли.

Высокозлокачественные опухоли недостаточно чувствительны к лучевой терапии. После облучения рост опухоли удается заблокировать только на несколько месяцев, очень редко – на один-два года. Однако для пациентов с глиобластомой и такое увеличение продолжительности жизни – подарок.

Какова выживаемость после лечения?

– При низкозлокачественных опухолях 5–15 лет, при самой злокачественной опухоли (глиобластоме) – около года.

Могут ли стресс, негативные эмоции спровоцировать рак мозга?

– Есть мнение, что в первую очередь страдает орган, который несет наибольшую нагрузку. Например, люди умственного труда попали в группу высокого риска, потому что в левом доминантном полушарии головного мозга опухоли регистрируются чаще, чем в правом. Однако подобное утверждение не доказано. Связь стресса с возникновением опухоли головного мозга не установлена, однако влияние эмоций на эффективность лечения общеизвестна. Поэтому мы всегда подбадриваем пациентов, поддерживаем надежду на успех. При оптимистичном настрое люди всегда живут дольше.

В РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова работает Республиканская молекулярно-генетическая лаборатория канцерогенеза. Получены ли на сегодня результаты, помогающие в лечении?

– Да. Сегодня пациенты с опухолями головного мозга обследуются в этой лаборатории. Результаты молекулярно-генетических исследований необходимы для прогнозирования эффективности лучевого и химиотерапевтического лечения, а также для оптимизации тактики хирургического лечения.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группы в FacebookVKOK и будьте в курсе свежих новостей! Только интересные видео на нашем канале YouTube, присоединяйтесь!

7 0 157
Журналист

Чтобы перейти к обсуждению, выполните вход или зарегистрируйтесь

Наверх