6 Мая

Коррекция СДВГ. Лечить нельзя помочь ( часть 2 )

Здоровье детей
5 056
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Продолжаем разговор с ведущим научным сотрудником РНПЦ медицинской экспертизы и реабилитации, кандидатом медицинских наук, доцентом, врачом-психотерапевтом Татьяной Емельянцевой. Начало здесь

СДВГ доставляет дискомфорт и проблемы не только родителям, учителям и всем вокруг, но и самому ребенку?

Конечно. Дети прекрасно понимают, что с ними что-то не так. Их называют сумасшедшими, клоунами, навешивают ярлыки. Но эти дети абсолютно точно способны чувствовать. Я больше скажу – они живут сердцем. Они очень эмоциональные, чувствительные, слишком лично воспринимают все, что происходит вокруг. Хотят быть лидерами, но у них не получается. Хотят быть хорошими, но не способны на это. Но когда к ним приклеивается ярлык «ты – плохой», они перестают хотя бы стараться. Вот в чем беда.

Важно понять, что протестно-вызывающее поведение (делаю, что хочу и когда хочу) не является следствием неправильного воспитания. Ребенок отказывается выполнять требования, жить по правилам, потому что ему трудно, а отдачу за усилия он хочет получать сразу и в полном объеме. На понимании этих моментов и строится система помощи…

врач-психотерапевтТатьяна Емельянцева

И главная роль отведена родителям?

Абсолютно точно. Во всем мире самая успешная модель коррекции СДВГ – это психообразование и супервизии родителей. Очень эффективны психообразовательные группы. Потому что родители получают объективную, адекватную информацию. У них есть возможность общаться друг с другом, проходит чувство социальной изоляции, появляются силы жить с этим дальше. А главное, они начинают понимать проблемы ребенка и то, как ему можно помочь. Я сожалею, что в Беларуси психообразовательные группы не очень популярны. Это тяжелая, эмоционально затратная работа, поэтому чтобы ее проводить, у психотерапевта должна быть личная мотивация – как минимум наличие собственного ребенка с СДВГ. Но это действительно самая эффективная методика, и ее нужно интенсивно внедрять.

Дети участников моих первых групп (10 лет назад) уже взрослые или почти взрослые. Должна сказать, что даже тяжелые формы СДВГ выровнялись благодаря тому, что родители научились выстраивать правильную модель сопровождения своих детей. Плохо там, где родители перекладывают ответственность – на врача, психолога, учителя…

Что нужно от родителей, чтобы выстроить правильную модель сопровождения?

Терпение. В 75 % случаев СДВГ наследуется. То есть терпения нет у родителей – или у одного, или у обоих. Поэтому если уж кто и нуждается в психостимуляторах, то скорее взрослые, чем дети. Когда у меня просят «лекарство» для ребенка, я иногда так и отвечаю: буду вам назначать. И знаете что? Многие соглашаются.

Понимание ребенка. Ключевое значение имеет психообразование. Без понимания того, что происходит и почему, нет путей решения проблемы.

Принятие ребенка таким, какой он есть. Он ни в чем не виноват. У него есть особенности, и с ними нужно научиться жить.

Знание, как помочь. Помните, мы говорили о протестно-вызывающих реакциях? В силу нарушения функций нервной системы ребенку трудно выполнять то, что от него требуют. И есть лишь два способа помочь ему научиться делать то, что не очень хочется и не очень нравится. 1. Не можешь сделать – давай помогу. 2. Мотивация, подкуп: сделаешь – получишь. Это работает всегда!

Какие конкретные шаги и действия можно предложить родителям?

Для начала надо определить приоритеты, важность того, что может ребенок соответственно его возрасту. Написать список и вычленить то, что он способен делать самостоятельно. Потом то, где нужна родительская помощь. И наконец то, что ребенок в этом возрасте не будет делать никогда. Важно правильно распределить его силы, «бензин». Так ли уж принципиально требовать от 7-летнего ребенка с СДВГ самостоятельно завязывать шнурки на ботинках? Завяжите сами, зато у него останутся силы, условно говоря, высидеть урок в школе. Еще лучше – купите обувь на липучках. Придите в класс, помогите разложить учебники, ручку-тетрадь приготовить. Сохраняйте его силы на нужные вещи. И так во всем!

Сейчас культивируется мысль, что гаджеты – это плохо, их надо исключить. Но ведь это чистый дофамин, удовольствие. Как можно исключить у ребенка то, чего ему не хватает? Заберите гаджеты – и он будет тихо ненавидеть вас и всех вокруг. Да, дети зависимы от гаджетов, а дети с СДВГ особенно. Поэтому речь идет про разумное дозирование, но не исключение совсем.

При этом физическая активность у детей с СДВГ должна присутствовать постоянно. Помните: чтобы беспокойный мозг стал спокойным, нужно, чтобы много работало тело. Конечно, они далеко не всегда будут чемпионами, не всегда будут успешны в профессиональном спорте, потому что у них качели – интереса, работоспособности, мотивации. Есть великие спортсмены с СДВГ (в основном пловцы, но есть даже теннисисты). Но это исключения. Чаще дети с СДВГ не способны работать на результат, потому что это требует упорства, большого труда, терпения и времени – того, чего у них в принципе нет, из-за чего они и страдают.

Половина диагнозов СДВГ во всем мире ставится, когда ребенок идет в школу. Для детей с СДВГ возраст похода в первый класс – 7 лет, это дает еще 1 год для развития нервной системы.

И отдельная тема – поиск учителя. Важно, чтобы он старался помочь ребенку. Нам повезло с учителем. Когда я ей говорила, что у сына есть проблемы, она отвечала: проблемы есть у всех, у каждого свои. И разрешала ему раскачиваться на стуле. Да, мы меняли линолеум дважды в год, но так сын мог учиться. Разрешала ему сосать конфету на уроке, потому что понимала: ему нужно снять психическое напряжение, чтобы сконцентрироваться, включить внимание. Но мы искали учителя. Да, это задача именно родителей!

Если этого не получилось, нет контакта и нет шансов выстроить с учителем конструктивные отношения, надо менять учителя, класс, школу. При тяжелой форме СДВГ не надо бояться надомной формы обучения. Она не на всю жизнь. Это индивидуальный формат обучения. В ситуации один на один ребенок будет лучше усваивать информацию, программу, соответственно, повысится успеваемость. Успокоится школа, успокоится ребенок, родители выиграют время для развития его нервной системы. В конце концов надомное обучение лучше и эффективнее, чем прием психостимуляторов.

Допустим, родители поняли и приняли особенности своего ребенка. Нашли того самого педагога. Но вокруг немало людей, с которыми так или иначе приходится сталкиваться. И всем всего не объяснишь…

Есть три формы определения родительского стресса при СДВГ: вы не знаете, как справиться с ребенком; вы постоянно испытываете страх, что ребенок может попасть в беду; вы испытываете чувство вины и стыда перед другими за поведение своего ребенка. Довольно часто родители указывают сразу все критерии. Если мама или папа с невротическим характером, они всю жизнь будут в этом стрессе. И всю жизнь будут перед всеми оправдываться. Это неправильно. Нельзя оправдываться. Как нельзя вести себя и оппозиционно-вызывающе. Хуже от этого будет вам и ребенку – и никому больше. Надо искать людей, которые помогут. Это любой специалист, который знает, что такое СДВГ. Психолог, воспитатель, учитель, психотерапевт, психиатр... Любой.

Мы все время говорим, что этих специалистов надо искать. Их так мало?

Специалистов, которые знают, что такое СДВГ, много. Они есть среди педиатров, неврологов, психологов, педагогов. Но, конечно, хотелось бы, чтобы их стало больше. На лекциях по СДВГ, которые я читаю педагогам, по моим личным наблюдениям, 30 % с интересом записывают и задают вопросы, хотят знать, как помочь такому ребенку. 30 % говорят: «И почему мы должны это терпеть?» Еще 30 % вообще никак не реагируют. То есть 3 человека из 10 готовы подставить плечо. Их и надо найти.

Фотограф Оксана Журавлева

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группы в FacebookVKOKTwitter и будьте в курсе свежих новостей! Только интересные видео на нашем канале YouTube, присоединяйтесь!

5 0 56
Журналист. Член Белорусского союза журналистов. Лауреат премии Белорусского союза журналистов.

Чтобы перейти к обсуждению, выполните вход или зарегистрируйтесь

Наверх