28 августа

Роды в географическом положении

Беременность и роды
2 0 61
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Чем роды по-израильски отличаются от родов по-белорусски — на примере одной семьи.

Вера и Полина двоюродные сестры. Они родились в один год, но на расстоянии двух с половиной тысяч километров друг от друга. Полина появилась на свет в роддоме Минской области, Вера — в тель-авивской больнице Шиба. Мы попросили мам девочек — Анну и Елизавету — описать свой личный опыт и сравнить впечатления от родов.

ПОДГОТОВКА

Анна (Тель-Авив):

Сразу скажу, что я не являюсь гражданкой Израиля. Поэтому медицинской страховки у меня не было. К счастью, она была у мужа-израильтянина.

С гинекологом, ведущим беременность, мы определились сразу же. Это был русскоязычный доктор — владелец частного кабинета в центре Тель-Авива. Мне было важно знать все о своей беременности, поэтому выбирала по принципу «понимаю и доверяю». Ассистентом у доктора работала русская репатриантка. В России она окончила Плехановский университет и была вполне успешным финансистом. В Израиле села на ресепшн. Но потеря карьеры и работа в новой для себя области на начальной позиции, казалось, не сильно ее смущали. «В Израиль мы приехали, чтобы рожать детей и жить в удовольствие. А удовольствий мне здесь и без карьеры хватает», — говорила она. К этому нужно добавить, что муж у нее трудился программистом и его зарплата позволяла жене вообще не работать.

За приемы у гинеколога мы платили сами, но после родов система национального страхования Битуах-Леуми вернула на наш счет потраченные деньги. На приеме все было стандартно: мне меряли давление, взвешивали и проводили осмотр. Несколько раз делали УЗИ. Оборудование для УЗИ у доктора было свое, и все процедуры проводил он лично.

Единственное, что поначалу немного смущало, это то, что мой доктор мужчина. Но уже на втором приеме мне полегчало. Врач был предельно деликатен и серьезен. Любое мое беспокойство он снимал легкой улыбкой. Анализы были в порядке, так что тратить свое время на сантименты он не собирался.

Где-то на седьмом месяце поинтересовался, где мы хотим рожать. Сам он рекомендовал акушерский комплекс Тель-а-Шомер (больница Шиба). Там работал его знакомый — опытный анестезиолог. С учетом предстоящего кесарева мы решили последовать совету и отправились в знаменитую на весь Израиль клинику.

Елизавета (Минский район):

Я врача не выбирала. Гинеколог в нашей районной поликлинике попросту отсутствовал, работала только акушерка. Но она была прекрасна: ни один гинеколог не проводил мне

осмотр так аккуратно и бережно. Акушерка убедилась, что беременность действительно есть, определила срок и оформила беременность по бумагам. Далее на протяжении восьми месяцев на приемах она просто узнавала о моем самочувствии — взвешивала и измеряла живот. «Зачем лишний раз туда лезть, — любила приговаривать она, — если ни на что не жалуешься».

После этого у меня был еще осмотр в кожвендиспансере на Бровки и все. Первое УЗИ — на 12-й неделе — было бесплатным, делала его в областном роддоме. За второе и третье пришлось заплатить. Платный медцентр выбирала по принципу, где нет очередей.

По прописке Минского района я автоматом попадала в областной роддом в Степянке. Мне, можно сказать, повезло — судя по отзывам на мамских форумах, многие из тех, кто осознанно выбирал роддом в Минске, останавливались именно на нем.

Беременность протекала без проблем. Рожать я собиралась естественным путем на 40-й неделе — аккурат на международный женский день 8 Марта.

РОДЫ

Анна (Тель-Авив):

Плановые операции при кесаревом сечении обычно назначаются на первую половину дня, но при этом врачи предупреждают, что все может пойти не по плану. Если из города на скорой привозят женщин с экстренными родами, вся очередь сдвигается. Еще бывают ситуации, когда на естественных родах в больнице сталкиваются с проблемой и тогда тоже плановые кесаревы отодвигаются.

Так произошло и с нами. Мы должны были зайти в родовое отделение в 12 часов, потом нас сдвинули на два, затем на четыре. А потом сообщили, что очень много экстренных ситуаций и врачи устали. Стало ясно, что в выбранный нами день дочка на свет не появится.

Наступил следующий день. Напряжение спало, после завтрака мы спокойно отправились пить кофе с мыслями о том, что сегодня, возможно, тоже не получится. Но тут к нам подошла медсестра и позвала рожать. Дальше все происходило стремительно и четко.

Меня встретила команда медиков. К счастью, анестезиолог (тот самый, знакомый моего гинеколога) на чистом русском языке все мне объяснил и успокоил. После уколов эпидуральной анестезии меня уложили, поставили на живот ширму, подвели мужа, вложили в его руку мою

и приступили к операции. По словам супруга, инструктировали его буквально пять минут, и основной посыл сводился к следующему: «Жену бодри, за ширму не смотри и не создавай нам проблем».

В команде я насчитала 5 или 6 человек, несколько из них были русскоязычными. Помню слова хирурга: «Смотри, какая классная девчонка!» и долгожданный крик моей малышки.

После успешно проведенной операции и оценки состояния дочь отдали отцу — и он сам лично повез ее в отделение новорожденных. А я еще два часа отлеживалась и приходила в себя после наркоза в большой палате под присмотром врачей. Помню, как меня трясло от холода, дикой радости и приступов смеха.

Елизавета (Минский район):

Схватки были короткими. Пузырь оказался плотным, его проткнули. Врач посмотрел, определил неполное раскрытие, но и головка была не очень большая, так что мы пошли рожать. Пока мы шли, ему позвонили. Доктор сказал: «Постой тут, я через 5 минут приду». Я страшно испугалась, подумала, что вот сейчас его отвлекут, а я так и останусь стоять тут со своим неполным раскрытием. Но доктор все-таки решил довести дело до конца и привел меня к креслу. На родах присутствовало 4 или 5 человек персонала. Врач положил мне руку на живот и сказал тужиться. Я потужилась и сразу же, за одну схватку из меня вышел ребенок. За вторую схватку — послед. «Это все?» — думала я. Дочку сразу положили мне на грудь. Сказали: «Поздравляем, любуйся». Потом ребенка забрал врач-педиатр. Осмотрел, оценил состояние.

Затем медсестра осмотрела меня на наличие разрывов и снова поздравила, что все прошло отлично, проблем нет. Некоторое время после родов я все еще находилась в родильной палате, не знаю почему, может, послеродовая палата была не готова. Сотрудники отделения, проходящие мимо меня, все как на подбор советовали: «Поспи сейчас, потом не получится». Самой доброй медсестре стало жалко, что я пропустила обед, она сбегала в столовую и добыла для меня какао, а еще бутерброд с маслом. Спасибо ей, мне действительно страшно хотелось есть.

Таким образом рожала я 12 часов, из них непосредственно сами роды заняли 5 минут.

УСЛОВИЯ

Анна (Тель-Авив):

В первый свой приезд мы попали на вводный инструктаж. Сотрудники больницы собрали все пары, которым предстояло кесарево сечение, в конференц-зале. Показали небольшую презентацию о том, как все будет происходить. Описали, что потребуется от рожениц и их мужей. Все собравшиеся планировали партнерские роды, так что эта информация была нелишней. Каждая семья пообщалась с главврачом и определила день родов.

Потом сотрудники больницы повели нас по основным помещениям. Мы увидели большую комнату со стеклянной стеной, где в прозрачных люльках лежали новорожденные. У стены толпились люди, одетые по-уличному, только с бахилами на ногах. Периодически к ним присоединялись молодые мамы, которые выносили младенцев «на смотрины» родственникам. И тогда раздавались громкие крики восторга и аплодисменты. В Израиле культ детей. С самого рождения малыши окружены роем бабушек-дедушек, тетушек и дядюшек, сестер и братьев. Персонал относится к подобным визитам абсолютно лояльно.

Холл больницы немного похож на зону дьюти-фри небольшого аэропорта: кафе, магазины, зоны отдыха. Кассу магазинам известных брендов детских товаров делают те самые родственники. Цены атомные, как и везде в Израиле: одна мягкая игрушка может стоить 100 долларов.

Также в холле есть кафе с горячей едой, кофе и прочими радостями жизни. В Израиле не видят смысла в чем-то ограничивать беременную или кормящую женщину. Хочешь эспрессо — пожалуйста, колу — без проблем, фруктовый салат — давай тарелку. При этом, разумеется, на территории больницы запрещено курение и распитие алкоголя.

Мы с мужем приехали в больницу в день запланированных родов. Разместились в палате на двух человек. Одна кровать была свободной, так что мы чувствовали себя почти так же комфортно, как и в обычном гостиничном номере. Кроме кроватей в палате стояло кресло для кормления, были два отдельных санузла с душевыми, оборудованные перилами для удобства вставания и передвижения. Для каждой роженицы подготовлены халат, полотенца и памперсы. Над каждой кроватью — кнопка вызова персонала. Посещение мужа никто не ограничивал — хоть ночуй в кресле.

В блоке для рожениц своя столовая. Питание более диетическое, чем в кафе в холле. Организовано по принципу шведского стола, и назвать его больничным язык не повернется.

В 2019 году еженедельник Newsweek поместил больницу Шибу в топ-10 лучших клиник мира. В акушерском комплексе ежемесячно принимают 800 родов в месяц, то есть в среднем около 27 в день.

Елизавета (Минский район):

В больницу я попала на скорой в пять утра. В приемном отделении записали мои данные, одели в больничную сорочку и сделали клизму. Затем отвезли в предродовое отделение. Мне предстояли мои первые роды, и если честно, стало страшно.

В предродовом я оказалась совсем одна на все крыло. Буквально в ту же ночь врачи приняли около 20 родов. Все были уставшие и сонные.

В палате — две кровати. Туалет, как и душ, один на крыло. Я приехала с сумкой, где лежали необходимые вещи и предметы гигиены, но ее пришлось оставить в приемном отделении — в палату ничего приносить не разрешили.

Родственникам вход в палату закрыт. Партнерские роды в принципе возможны, но они требуют долгой подготовки. Нужно за пару месяцев прийти с мужем в роддом, заключить договор, мужу надо сдать кучу анализов. Кроме того, его за эти несколько месяцев должны обучить поведению на родах. Мой супруг подумал и решил, что все это не для него. Так что я в важнейший момент своей жизни была совершенно одна. Зато мне удалось увидеть в коридорах одного будущего папу, пришедшего на роды. Он был одет почти как чернобыльский ликвидатор.

Ежегодно в областном роддоме принимают около 4 000 родов, в среднем — 333 в месяц, 11 в день.

ПОСЛЕ РОДОВ

Анна (Тель-Авив):

Мне показалось, что в клинике Шиба приоритетом является самочувствие и удобство матери. Меня никто не беспокоил, малышку приносили по требованию (также по просьбе матери ребенка забирают обратно в палату для новорожденных, где за детьми постоянно наблюдали две сестры и приходящие время от времени педиатры). По соседству с палатой была комната для кормления — несколько закутков, отгороженных шторами. Тут стояли специальные кресла с подушками и приборами для сцеживания. Сотрудницы больницы проводили обучение грудному вскармливанию для неопытных мамочек.

На второй день после родов следовало покинуть общую палату. Но у дочки оказался повышенный билирубин. Нужно было время, чтобы разобраться с проблемой. Поэтому мы просто переселились. Этажом выше располагался отель от больницы. Мы с мужем взяли номер на три дня (около 300 долларов в сутки). В эту стоимость входили питание (весьма разнообразный шведский стол) и медицинское обслуживание мамы и младенца. По сути, ребенок находился под присмотром тех же самых врачей, только нам не нужно было спускаться вниз, медперсонал привозил люльку прямо в лобби отеля. Тут же располагались кабинеты врачей, ежедневно осматривающих женщин.

В последний день отдыха (а это было именно отдыхом) мне сняли швы антистеплером, передали ребенка, проверили наличие автокресла (без него в Израиле не выпустят из больницы, за исключением такси) и пожелали всего самого доброго.

Елизавета (Минский район):

После родов меня отвезли в палату, рассчитанную на двух пациенток. Моей соседке повезло меньше, чем мне: были многочисленные разрывы. Но это не мешало нам смеяться все три дня, пока мы долеживали. Так из нас выходило нервное напряжение.

Где-то через два часа после родов мне привезли ребенка. Привезли и оставили. С этого момента дочка постоянно находилась при мне. Если нужно было взять кровь на анализы, медсестра сама появлялась в палате с каталкой и делала все необходимые процедуры. Науку правильного прикладывания ребенка к груди мне пришлось постигать самостоятельно. На курсах в роддоме учили кормить, но я эти занятия прогуляла, даже не помню, по какой причине. Хотя даже те, кто исправно посещал занятия, говорили, что все равно в стрессовой ситуации все забыли.

Питались мы в столовой 4 раза в день. В палаты еду носить нельзя. Поэтому для всех девчонок главной задачей в первый день после рождения детей было просто дойти до столовой. Приходилось кое-как, вдоль стеночек, ползти за своим обедом. Но это было к лучшему — залеживаться ведь нельзя.

Кормили обычной больничной едой. На обед по классике: первое, второе и компот. На интернет-форумах хвалят еду в областном роддоме, пишут, что она разнообразная и достаточно вкусная. Но мне было без разницы. В первые дни после родов так хотелось есть, что было все равно, что там лежит в тарелке.

Передачки от заботливых родственников не разрешены. Магазинов в больнице нет. Да и не выпускают никуда. Для посетителей выделены приемные часы в отдельном закуточке. Тебе сообщают, что кто-то пришел, оставляешь младенца на соседку и убегаешь на свидание. Понятно, что долго там сидеть не захочется.

Из дополнительных опций мне показалась интересной профессиональная фотосессия в роддоме. Ребенка фотографируют с самого момента рождения. Потом эти фотографии доставляют прямо домой. Нам привезли только через пару месяцев, мы даже успели забыть про них, но были рады получить такой сюрприз.

Итого я провела в роддоме 3 дня. Это стандартный срок для родов без проблем и патологий. За это время дочке сделали все возможные прививки, меня тоже всячески проверили. На выходе вручили документы, ребенка и передали нас на руки мужу.

Самое главное, что обе девочки здоровы и радуют своих мам и пап. За что родители говорят огромное спасибо врачам и медицинскому персоналу Клинического родильного дома Минской области и больницы Шиба в Израиле.

Елизавета (Минский район):

Профессионализм при родах: *****

Отношение: ****

Удобства: ***

Питание: ****

Итого: ****

Потрачено: Два УЗИ в частном медцентре (около 60 долларов)

Получено от государства: больничный за два месяца + единовременная выплата за рождение первенца (около 1120 долларов) + ежемесячное пособие на ребенка (около 180 долларов; выплачивается до достижения трех лет).

Анна (Тель-Авив):

Профессионализм медиков при родах: *****

Отношение персонала: *****

Удобства в палате: *****

Питание: *****

Итого: *****

Потрачено: Отель — 890 долларов, автокресло — 90 долларов.

Получена помощь от государства: Ведение беременности — 777 долларов, рождение ребенка — 3 900 долларов (расходы возмещены национальной системой страхования). Единовременная выплата (второй ребенок) — около 219 долларов. Пособие на ребенка: около 40 долларов в месяц (выплачивается до достижения им 18 лет).

2 0 61

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)

Чтобы перейти к обсуждению, выполните вход или зарегистрируйтесь

Наверх