10 апреля
10.04.2020

«Душа болит за дурака». Алкоголизм в период коронавируса бьет по близким сильнее

logo
Будь независим
183 0 473
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Недавно в Чашникском районе двое мужчин решили распить на работе… антисептик для рук. Одного из них спасти не удалось. В условиях пандемии коронавируса, когда требуется максимальная собранность и ответственность, зависимые (а они, к сожалению, есть почти в каждой белорусской семье) продолжают находиться в заколдованном мире кривых зеркал и действуют по привычному сценарию.

Как вести себя с алкоголиком

В период и без того сильного кризиса жизнь с зависимым человеком может стать двойным адом для его близких. Как вести себя сейчас, если вы живете с человеком, который злоупотребляет алкоголем (употребляет наркотики) и при этом не желает соблюдать важные правила безопасности? Приносить ли антисептики-маски химически зависимому родственнику, если он живет отдельно? Как в условиях коронавируса работают реабилитационные центры для зависимых? Как не сорваться сейчас тем, кто уже «завязал», и не начать заливать стресс тем, кто еще не перешел в ранг зависимых, но попадает в группу риска?

алкогольная зависимость

Эти важные вопросы мы обсудили с , практикующим психологом, гештальт-терапевтом, групповым психотерапевтом, программным руководителем реабилитационного центра «Феникс».

— Во время кризиса, которым сейчас, безусловно, является пандемия коронавируса, проблемы между зависимым и его семьей могут обостриться. Как вести себя с алкоголиком? Ведь соблюдение мер предосторожности требует силы воли и ответственности, которых у него, как правило, нет. Какие рекомендации близким ты бы мог дать?

 
Максим Пылев
практикующий психолог, гештальт-терапевт, групповой психотерапевт, программный руководитель реабилитационного центра «Феникс»
Ситуация, которая происходит в мире, усиливает и обостряет те проблемы, которые были в семье и раньше. Напряжение может быть связано с массой вещей: непроявленными чувствами, их подавлением, нечестностью внутри семьи. Что происходит в семьях зависимых? Там нет прямого общения друг с другом, все устроено на манипуляциях, на безответственном отношении к себе и окружающим, на эгоцентризме и невозможности увидеть потребности другого человека, невозможности поддерживать друг друга, взаимодействовать. В то время, когда личная ответственность, соблюдение правил наиболее необходимы, в зависимой семье это выполнять не в состоянии. Но ведь и до этого так было. Данная ситуация может открыть глаза людям, которые находятся в созависимых отношениях, на то, что в их семьях, в их жизнях происходит катастрофа. И она не связана с коронавирусом. Она была долгие годы до этого.

— Что делать, если вы живете с зависимым человеком на одной территории и про карантин или ответственное отношение с его стороны нет речи?

— Заботиться о себе. Ситуация такая, что рассчитывать на здравомыслие и сознательность алкоголика или наркомана глупо. Второе — выстраивать так называемые границы жесткой любви: «Я готов(-а) тебе помогать при условии, что ты сам будешь что-то делать для своего спасения». Третье — максимально дистанцироваться при его нежелании менять свою жизнь.

Сейчас возникла явная угроза жизни — не где-то вдалеке, а рядом. Это повод задуматься, для чего вы тащите эту лямку. Но жизнь с зависимым человеком — это и так всегда угроза жизни либо для алкоголика/наркомана, либо для близких, которые с ним находятся.

Что касается территории и мер предосторожности, то это те же самые вещи, которые я советую независимо от того, есть ли пандемия: буянит — вызываем милицию, приходит пьяный — не открываем дверь. Родственники переживают, что с ним что-то произойдет, но я много раз уже убеждался в том, что это чаще случается с близкими. От онкологии на фоне психосоматических расстройств из-за жизни с деструктивными личностями погибает очень много людей…

— Если зависимый родственник живет отдельно, стоит ли бегать за ним, стараясь защитить, покупать ему маски, антисептики, продукты?..

— Даже когда нет эпидемии, у родственников болит душа за то, что близкий убивает себя употреблением. Сейчас пандемия обострила страх смерти. Покупка масок, антисептиков, продуктов — это способ спасти. А если мы берем зависимо-созависимую систему, то спасательство — всего лишь поддержание модели жизни алкоголика или наркомана. Если он сам не может позаботиться о себе, то все эти действия, — поддерживание его инфантильного и безответственного поведения. По большому счету максимум, что можно сделать, — поговорить, высказать свое беспокойство и предложить вариант именно работы с его зависимостью. Думать в первую очередь не о том, как спасти его от вируса, а как помочь справиться с зависимостью. Тут схема стандартная: реабилитация, психотерапия, групповая взаимопомощь, группы анонимных наркоманов, алкоголиков.

онлайн поддержка алкозависимых

Реабилитация зависимых

— Работают ли сейчас реабилитационные центры и что для вас изменилось в условиях пандемии? Как сейчас проходит реабилитация зависимых?

— Мы работаем, но правила нахождения в реабилитационном центре изменились: сейчас здесь карантин. Два консультанта по химической зависимости находятся с реабилитантами постоянно, без выездов в город. Продукты закупаем онлайн, все групповые и личные терапии по поводу лечения алкоголизма и наркомании проходим в онлайн-формате, ввели больше лекционных форматов, письменных работ, временно не ездим на группы анонимных алкоголиков и наркоманов, на спортивные мероприятия.

Если человек попадает к нам на реабилитацию сейчас, то помимо основного пакета документов ему нужно предоставить снимок легких и справку о состоянии здоровья, об отсутствии симптомов ОРВИ. Вновь прибывший помещается в отдельную комнату на карантин. Еще одно нововведение — измерение температуры всем утром и вечером. Эти меры мы начали принимать заблаговременно, на данный момент они действенны.

— Что в условиях эпидемии коронавируса можно сказать зависимому?

— Я бы не рассматривал послание только через призму сложившейся ситуации. Та беда, в которой он сейчас находится, всегда была, еще до коронавируса. То, что сейчас все эти вещи обостряются, это нарыв, который вскрылся. Пройдет время – закончится эпидемия, останется только в памяти. А вот алкоголизм в фазу воспоминаний перевести невозможно. Добиться ремиссии реально. Единственный способ — признать проблему, признать то, что я сам не в силах справиться, что мне нужна помощь. И обратиться к специалистам.

если ваш родственник алкоголик

— Как сейчас не сорваться тем, кто «в завязке». Онлайн-группы могут быть не для всех эффективны…

— Социальная изоляция повышает риски возврата к употреблению у тех людей, которые находятся в не очень стойкой ремиссии. Надо исходить из того, что сейчас работает огромное количество онлайн-групп: анонимные алкоголики, наркоманы (участие в них бесплатно). Всегда можно связаться по аудио- и видеосвязи, телефону со своим наставником, если человек входит в сообщество групп взаимопомощи анонимных алкоголиков и наркоманов. Можно поговорить со своим психотерапевтом, с выздоравливающим другом, который находится в той же ситуации. То, что нет возможности встречаться физически, не говорит о том, что мир остановился и нужно прекращать контакты и ничего не делать. Нужно подстраиваться под изменяющуюся реальность. Онлайн-встречи, возможно, не такие эффективные, как работа вживую, но тем не менее это тот способ, который можно использовать именно сейчас. Групп работает очень много.

В то же время важно не игнорировать те меры безопасности, которые есть и без пандемии. Зависимому человеку нельзя быть голодным, холодным, злым, уставшим. То есть важно не отстраняться, не уходить в одиночество, не изолироваться, не копить злость. Говорить о том, что не нравится, раздражает, кушать вовремя, не перемерзать, не перегружаться. В общем, относиться к себе с заботой.

— Пандемия, страх, тревога, социальная изоляция могут привести к росту зависимостей. Человек элементарно закрывается дома один с бутылкой и проживает проблемы так. В соцсетях об этом стало много шуток. Видимо, проблема назревает...

— Да, считаю, есть серьезная угроза, что люди, которые имели предрасположенность к зависимости, сейчас находятся в группе риска. Самоизоляция, невозможность поговорить про свои чувства, переживания, страхи, тревоги, отсутствие эмоциональной поддержки могут привести к росту самодеструктивного поведения. Человек был занят, работал. Многие люди, у которых зависимая структура личности, не вваливаются в химическую зависимость. Они проецируют это все на работу, спорт, другие активности. Возникает вероятность того, что эту энергию человек сейчас может направить на употребление химических веществ. Неизвестно, сколько продлится нынешняя ситуация. Более чем уверен, что увеличение числа людей с алкогольной зависимостью будет значительным.

семьи алкоголиков

Сложность именно в самом понятии «группа риска». Для какого-то человека употребление алкоголя в малых дозах может быть безобидным и помогать снизить эмоциональное напряжение. Но для других это может привести к тому, что человек просто начнет прятаться за употреблением. Если есть склонность к зависимому поведению, к «залипанию» на каких-то вещах в работе, отношениях, то шанс того, что он «влетит», выше. Здесь, конечно, в первую очередь требуется глубокая психологическая проработка. Но в качестве временных поддерживающих мер можно найти дело для того, чтобы отвлечься. Может, дома давно не доходили руки что-то смастерить или починить. Возможно, есть смысл освоить новое хобби. Как вариант, начать помогать людям, которые сейчас оказались в беде. Это поможет и силы направить в полезное русло, и ощутить свою ценность. Важно найти человека, с которым можно обсуждать открыто свои чувства и переживания, продолжать социальные контакты хотя бы онлайн. И не стараться использовать алкоголь в качестве антистресса: «Вот выпью – и мне полегчает». Это опасный путь, особенно если вы знаете, что склонны к зависимостям.

Коронавирус не ликвидировал автоматически все другие проблемы. Наоборот, сделал их острее. Угроза жизни рядом с зависимым членом семьи стала принимать вполне реальный облик. А значит спрятаться от годами мучающего вопроса больше не удастся. Нынешнее время требует собранности, ответственности, взаимоподдержки и внимания друг к другу. Кризис может стать тем самым вызовом, который даст энергию справиться с застаревшими невыносимыми проблемами и подумать о том, как же я хочу жить на самом деле. Ведь это такой подарок — просто жить.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группы в FacebookVKOKTwitter и будьте в курсе свежих новостей! Только интересные видео на нашем канале YouTube, присоединяйтесь

Материалы на сайте 24health.by носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Информация не должна использоваться в качестве медицинских рекомендаций. Ставит диагноз и назначает лечение только ваш лечащий врач. Редакция сайта не несет ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте 24health.by.

Читайте нас на Яндекс-дзен

183 0 473

Журналист. Два высших образования — журналист и психолог. Член Белорусского союза журналистов. Лауреат премии Белорусского союза журналистов. Стаж в профессии — 15 лет. Стаж работы в медицинской тематике — 12 лет. Белорусский государственный университет — 2002-2007 гг. Специальность — печатные СМИ. Белорусский государственный педагогический университет им. М. Танка — 2017-2019 гг. ‒ диплом с отличием. Специальность — психолог. Работа: Редакция газеты «Полесская правда» (Пинск), корреспондент; С 2007 г. — редакция газеты «Медицинский вестник» (Минск). Корреспондент, куратор Минска; С 2017 года — корреспондент информационного портала «Здоровые люди», корреспондент газеты «Медицинский вестник». Являюсь одним из составителей книги «История здравоохранения Республики Беларусь» (Минск, 2009 г.). Готовлю как печатные материалы, так и видеоконтент. С 2018 г. — ведущая проекта «О чем молчат мужчины» на сайте 24health.by и на YouTube-канале портала. Организатор и автор идеи конкурсов на 24health.by — «Знойный доктор», «Самый лучший день», а также «Стильный сезон» на TeenAge.by. В 2019 году — лауреат премии «Золотое перо» Белорусского союза журналистов.
Смотрите также
Наверх