8 июня

«Про нашу профессию много анекдотов, но урологам на самом деле не смешно» (+видео)

Врачи – тоже люди
11 0437
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Уролог и известный instagram-блогер Антон Главинский рассказал проекту «Врачи тоже люди», зачем он каждый час приседает 10 раз, что дарить докторам вместо коньяка и почему урологи на первом месте по суицидам. Доктор также раскрыл потрясающие профессиональные факты, как эрекция связана с сердцем и виноваты ли мужчины в замершей беременности своих жен.

- Никогда не была у уролога, поэтому интересно, как проходит прием, что и как вы осматриваете?

- Прием у уролога – малоприятное занятие, для мужчин - это вообще дикий стресс, особенно осмотр простаты, они морально к этому не готовы. Поэтому я стараюсь наполнить свой прием юмором и говорю в таких случаях: «Расслабьтесь и ни в коем случае не получайте удовольствие». С женщинами ничего страшного не происходит, хотя многие удивляются, когда видят в кабинете гинекологическое кресло. Помимо осмотра провожу УЗИ-диагностику. Это полноценный прием у уролога.

- Один из методов исследования в урологии -  спермограмма. Что она показывает и как ее читать?

- Спермограмма показывает вероятность наступления беременности от конкретного мужчины. Если сперматозоидов много, они подвижны, шансы высоки, и наоборот. Сегодня появляются и другие интересные методы, например, тест на фрагментацию ДНК, который указывает на мужской фактор невынашиваемости беременности. Когда беременность останавливается, все думают, что проблемы у девушки. Но если мужчина находится в стрессе, ведет нездоровый образ жизни, его ДНК содержит большое количество разрывов, это тоже влияет на процесс вынашивания. Зная это, мы можем помочь мужчинам лечением, а парам - зачать и выносить детей.

 Про брезгливость и мораль

- Какую самую ужасную картину вы наблюдали у пациента?

- Мне как мужчине страшнее всего вспоминать картину запущенного рака полового члена. Опухоль была около 5 см в самой квинтэссенции мужского естества. В данном случае орган нужно удалять и качество жизни очень падает. Поэтому в том числе я высказываюсь за обрезание: оно понижает риск развития рака полового члена. Я лично уже сделал сотни обрезаний пациентам по медицинским показаниям.

- Возникала ли у вас когда-нибудь брезгливость к пациентам?

- Нет, у меня это чувство притуплено. Бывает иногда не по себе, когда видишь человека, который запустил заболевание, не соблюдает гигиену, зарос весь кондиломами. Но это не брезгливость. Специалист хирургического профиля не может ее испытывать, иначе ему нечего делать в специальности.

- Хотелось ли вам когда-нибудь поморализировать про беспорядочный образ жизни пациента?

- Морализировать точно нет, но объяснить, почему так произошло и дать пару дельных советов можно: ведете такой образ жизни, тогда проверяйтесь раз в полгода, предохраняйтесь. Если морализировать, пациент махнет рукой и уйдет. Я же не психолог и его не исправлю. Я готов морализировать с пациентом, который не хочет заниматься диагностикой того же рака простаты, потому что это, мол, неприятно. В таких случаях я говорю, что рак простаты - самый частый у мужчин, и если он разовьется, придется отрезать вашу мошонку, чтобы убрать тестостерон из организма и, поверьте, дальше вам неинтересно будет жить. И тогда люди соглашаются на осмотр. Нужно не морализировать, а правильно мотивировать. Я и аккаунт в instagram завел, чтобы какие-то вопросы на пальцах объяснять.

- Принес блог вам какую-то пользу, клиентов больше стало?

- У меня никогда не было мало клиентов, вопрос в другом – как справится с этим потоком.

Про условия работы

- Почему вы ушли из государственного здравоохранения?

- Во-первых, мне сложно работать в системе, где ты не можешь влиять на многие процессы, формировать удобный и эргономичный рабочий график, чтобы реально помогать людям. Во-вторых, «львам явно не докладывают мяса». Хочется жить достойно, вкладывать в профессиональное саморазвитие.

- Сколько часов в день вы работаете?

- В среднем 13 часов, с 8.00 до 21.00.

- В госучреждениях у вас была такая же высокая нагрузка?

- Конечно. Статистика Минздрава говорит, что белорусский врач в среднем работает на 1,4 ставки. Одна ставка – 170 часов + 0,4 ставки, в среднем получается 230 часов. Поэтому это стандартная нагрузка в нашей системе.

- В частном медцентре ваша зарплата зависит от количества пациентов?

- От количества и качества. В частных центрах ведется жесткий контроль качества, просматриваются истории пациентов, назначения врача, соблюдение протоколов. Правда, я стараюсь применять новые знания, которые не вписываются в формат наших протоколов. Но это научно обоснованные подходы и у нас век доказательной медицины. Я считаю, что пациенту нужно давать все возможности выздороветь, даже если они не входят в стандартные отечественные протоколы.

Про эмиграцию

- В отзывах один ваш пациент из США сделал комплимент вашему английскому. Вам он часто нужен для работы? И как его изучали?

- В день пару англоязычных пациентов приходят на прием. Я считаю, что для доктора необходимо знание языков, хотя бы английского. Недавно  столкнулся с франкоговорящим пациентом, и английский мне никак не помог. Поэтому хочу выучить еще пару языков. Я вижу перспективу в изучении китайского, например. Английский я учил в школе и медуниверситете, и мне этого хватило. Главное - не бояться говорить. В первый раз, когда я приехал на международную конференцию, мне страшно было даже вопрос задать, думал, меня засмеют. Но когда увидел, как представитель африканской страны говорит на ужасном ломанном английском и ему все говорят: «good question», понял, что я просто бог английского. И тогда меня понесло.

- Судя по резюме, вы объездили много стран, посещая разные симпозиумы и конгрессы. Хотелось где-то остаться?

- Было дело. Мне очень понравилось в Швеции. Но пока у меня нет четкой целеустремленности куда-то эмигрировать. Переезд - это нелегкое решение. Правда, послушав одногруппников, работающих за границей, подумываешь, а может, все-таки попробовать.

- Если бы вы получили полномочия, что бы первым делом поменяли в системе здравоохранения, чтобы ваши коллеги не уезжали?

- Нужно в корне менять систему оплаты труда врачей, потому что мы теряем сегодня лучших специалистов. Иностранные рекрутинговые компании переманивают даже тех, кто и не думал о переезде.

У нас есть все для того, чтобы было хорошо и доктору, и пациенту. На мой взгляд, на данном этапе не нужно строить много новых больниц и закупать порой ненужное оборудование, а стоит решать в первую очередь кадровый вопрос. Я каждое воскресенье принимаю пациентов со всей страны и люди говорят, что в регионах нет специалистов. А откуда они появятся, если ни жилья, ни денег, ни перспектив? Поэтому главное - удержать кадры, а затем уже заняться их оснащением, причем обеспечивать не только новым оборудованием, но и расходными материалами. А то автомат есть, а патронов нет.

Про бесплодие и потенцию

- Чем вы объясняете прогрессирующий рост бесплодных пар?

- Сидячей работой. Наши половые органы и репродуктивная система сосредоточены в тазу. Раньше было как? Человек куда-то все время бегал: за корешком, мамонтом, от хищников, то биш, работал ногами. Эволюционно устроено так, что сердце качает кровь, а ноги, сокращая мышцы и сдавливая вены под ними, как второй насос, качают кровь от нижней половины туловища наверх. Это сбалансированный кровоток. Но в последние 50 лет офисной работы человек сел в стул и один насос выключил. Сердцу сложно перекачать кровь снизу вверх, и часть ее застаивается в тазу, где встречаются все венозные системы. Питание органов происходит по методу одноколейной железной дороги: чтобы пришла свежая кровь с кислородом, должна уйти старая с углекислым газом. А как она уйдет, если на выезде пробка? Сидячий образ жизни снижает кровоснабжение репродуктивной системы, качество и уровень деления клеток. Этим я и объясняю большое количество бесплодных пар. Изнурять себя тренировками в спортзале после офиса – не выход. Если ты даже до работы и после пробежал марафон, это никоим образом ситуацию не спасет, если потом 8 часов ты просидел на стуле. Поэтому я всем пациентам советую: придите на работу, поставьте таймер и делайте 10 приседаний каждый час – прокачайте кровь, насытьте кислородом таз, это уменьшит количество проблем минимум в два раза. Я сам приседаю. Это полезно делать не только мужчинам, но и женщинам, потому что тазовый варикоз – проблема унисекс.

- Онкологи отмечают, что оральный секс – фактор риска. Например, рак гортани может быть вызван вирусом папилломы человека, заражение которым происходит при таком сексе. В урологии это тоже фактор риска?

- Во время орального секса можно заразиться не только ВПЧ, но и хламидиями, бледной трепонемой и другими инфекциями. Многие пациенты удивляются, когда я спрашиваю, был ли оральный секс с презервативом. Если партнер малознакомый, лучше, чтобы секс был защищенным. Не зря же придумали презервативы с клубничным вкусом.

- Правда ли, что если нет потенции – значит, проблемы с сердцем?

- Такая корреляция есть. Капилляры в половом члене абсолютно идентичны по диаметру и строению капиллярам, которые питают сердечную мышцу и головной мозг. И нарушение эрекции – важный предиктор будущих сосудистых катастроф. Это научно доказанный факт. Поэтому пациентам с застойными простатитами я выписываю виагроподобные препараты в малых дозах для стимуляции кровообращения. Они и сердечную мышцу подлатают, и в половой системе хороший кровоток будет.

- Нужны ли, по-вашему, в школах уроки секс-просвещения для профилактики урологических проблем?

- Нужны. В 10-11 классах крайне важно объяснить, что к чему, какие есть риски, как безопасно этим заниматься. С нами или без нас дети это узнают, так пускай лучше от нас в нужном ключе, чем им это расскажут кинематографисты порнографического толка. Порнофильмы не имеют ничего общего с реальной жизнью, поэтому у тех, кто их смотрит, может возникнуть эректильная дисфункция. И у молодых людей она довольно часто встречается.

О пациентах

- В одном из отзывов пациент назвал вас «пятизвездочный практик». Вам нравится такой эпитет?

- С учетом того, что каждый уролог любит коньяк, звучит неплохо. Но это, конечно, шутка. Я считаю, что дарить алкоголь доктору – не лучшая идея. Сам пришел за здоровьем, а вы, мол, доктор, травитесь. Один мой пациент как-то подарил мне огромную банку витаминов со словами: «Вам же наверняка все коньяки дарят, а я немного здоровья принес». Вот за это – спасибо.

- Случается, что вы не знаете, что же с пациентом, а потом вдруг осеняет?

- Открытия бывали и не раз, как правило, случайно. Назначаешь пациенту анализ, и вдруг в голове мелькает статья из PubMed. Это англоязычный агрегатор медицинских знаний, своеобразный специализированный google. В статье были рекомендации, я их применил – и сработало! Не зря сидел, читал. В неделю я 5-6 часов уделяю чтению статей, монографий, метаданных по специальности. Это реально помогает.

- Вы оперируете?

- Я занимаюсь малыми операциями на мошонке, по исправлению приобретенного искривления полового члена (болезнь Пейрони). Хотя я стараюсь лечить эту патологию консервативно, чтобы операция не понадобилась. Может быть, напишу диссертацию по этому поводу, потому что проблема остростоящая, но мало кто ей занимается.

- Из-за чего происходит это искривление?

- Как правило, это происходит из-за микротравм. Поза, когда женщина сверху, самая страшная для мужчины, потому что он не контролирует ситуацию, и можно слегка «ломануть» орган, а это приводит к образованию патологического рубца.

Патология встречается в среднем у 20% мужчин, просто либо она клинически незначима, либо пациент не обращался.

15 градусов влево-вправо иногда может быть конкурентным преимуществом в половой жизни. Был у меня пациент, у которого орган был чуть искривлен влево, а он хотел прямо. Но когда исправили, от него жена ушла, мол, такой был один, а теперь как у всех.

О минусах профессии

- В одном интервью вы сказали, что ваша профессия считается опасной: в Беларуси несколько известных урологов были убиты пациентами. Что это за истории?

- Было несколько таких ситуаций. Одного известного уролога пациент застрелили из обреза прямо в кабинете. Другому доктору пациент горло перерезал по дороге из больницы.

Кант говорил, что мочеиспускание - это единственное удовольствие без угрызений совести. И если мочеиспускание и другие физиологические акты приносит одну только боль, это может вызывать сильную деформацию личности. И чем более профессиональный доктор, тем больше риск негативной реакции, потому что пациент возлагает на него последнюю надежду. И если то-то не получилось, может последовать такая «месть». Наша работа психологически крайне сложна. Я недавно прочитал, что по количеству суицидов урологи на первом месте среди врачей.  Выгорание сильное.

Пациенты измождены своей болью и проблемой, к ним нужно подобраться психологически, чтобы они доверились. Поэтому и много юмора, позитива на приеме, чтобы человек по-другому взглянул на свою проблему, раскрепостился.

- У вас лично было выгорание?

- Я с ним постоянно борюсь. Стараюсь общаться с друзьями, родными, заниматься спортом (хоть и редко). Иногда, к сожалению, приходится и антидепрессанты употреблять. Одного позитива мало….

 

Фото - Геннадий Сукач

Видео - Геннадий Сукач и Анна Крючкова

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группы в FacebookVKOKTwitter и будьте в курсе свежих новостей! Только интересные видео на нашем канале YouTube, присоединяйтесь!

11 0 437
Журналист

Чтобы перейти к обсуждению, выполните вход или зарегистрируйтесь

Наверх