главный баннер

27 марта
27.03.2018

Скажите мне, кто виноват, и я разберусь, что делать. Что стоит за самодиагностикой и самолечением? И чего это стОит?

logo
Современная медицина
195 0 187
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Если вас никогда не посещала мысль, что профессия врача – без пяти минут рудимент, значит, у вас нет интернета и вообще вы живете на хуторе, наглухо отрезанном от «большой земли». В противном случае нет-нет да и заподозрили бы неладное.

Дело даже не в бессчетном количестве околомедицинских сайтов и форумов, где каждый любитель врачевания запросто может поставить диагноз «по аватарке» и назначить лечение. А в том, что все это пользуется популярностью.

На всеобщее обозрение без стеснения выкладываются детальные описания симптомов недуга, физиологические подробности его течения, сканы анализов и обследований... От советчиков и «диагностов» отбоя нет: кто во что горазд… Кажется, что сетевому сообществу осталось только научиться аппендицит друг другу вырезать и виртуально трансплантировать органы. Все остальное оно уже умеет.

Но что мы имеем в сухом остатке? Заботливо выпестованного интернетом «информированного пациента», который «лечится» в Сети, а к доктору идет только за больничным. И все счастливы? Отнюдь. Потому что разгребать вполне реальные последствия виртуальной «информированности» приходится все тем же врачам.

О том, что самолечение – зло, не писал только ленивый. Мы не ленивые, пишем об этом постоянно. Но реальность такова, что все немного опоздали: первый шаг к самолечению – самодиагностика. На чаше весов и то и другое – зло равноценное.

Приведу простой пример. В магазинах тканей широчайший ассортимент товара на любой вкус и кошелек. Но ни рядовому офисному работнику, ни передовику тракторостроения не придет в голову купить дорогущий отрез натурального шелка и на глазок скроить себе выходной костюм. Потому что без специальных знаний наряда от кутюр не получится и деньги будут выброшены в мусорное ведро. А вот идея без консультации с врачом сдать анализы, скажем, на аллергию очень даже придет. Результаты чистые – можно спать спокойно или дальше самостоятельно искать причину недомогания. А если положительный ответ, тогда еще проще – аптеки открыты круглосуточно.

Я неспроста привела аллергию в качестве примера. Специалисты подтверждают, что такого разгула аллергических реакций на все и вся, как сейчас, пожалуй, не было никогда. Виной тому ухудшение экологической обстановки, изменение структуры питания, да и сам человек пошел не тот - слабее, болезненнее, что ли.

Что до обывателя, то аллергия оказалась очень удобной болячкой, чтобы подвести под нее едва ли не все симптомы. Тут высыпало, там зачесалось, нос вдруг «потек», на чихание пробило… Не иначе как аллергия приключилась. И чтобы бить по воробьям из пушек прицельно, информированный интернетом пациент идет сдавать аллерготесты.

Не сильно ошибусь, если скажу, что именно эта сфера медицинских анализов пользуется в последнее время наибольшим спросом. Одним важно исключить аллергию «на всякий случай», другим – во что бы то ни стало найти раздражитель, на который организм реагирует нездоровьем разной степени выраженности. Чутко чувствуя настроение рынка, коммерческие лаборатории наперебой предлагают расширенный спектр возможностей для диагностики, обещая все тайное сделать явным. Лукавят? И да. И нет.

Если с пристрастием обследовать всех, почти у каждого найдется повышенный уровень специфических иммуноглобулинов хоть к чему-нибудь (собственно, то, что инициирует бурную реакцию организма на раздражитель). Но это не значит, что все больны и нуждаются в лечении. Мы пьем молоко, едим хлеб, гречку и фрукты, пользуемся бытовой химией, лечимся таблетками, по-разному реагируем на холод, солнце, воду... Это нормально. Человеческий организм реагирует на все, с чем рядом живет, чем питается, с чем контактирует. Но это не есть болезнь. Для того чтобы она развилась, организму, если хотите, «нужно приложить» определенные усилия. Это к слову, надо ли положительный ответ на аллерготесты воспринимать как сигнал к активному «лечению».

С другой стороны, в каждом методе исследований, в каждом реагенте есть доля ложных результатов. Тест, сданный сегодня, например, может кардинально отличаться от позавчерашнего и быть прямо противоположным пройденному неделю спустя. И чему верить? В лабораториях не дают ответа на этот вопрос. Зато всегда есть возможность повторить анализ. Как говорится, любой каприз за ваши деньги.

Но и обвинить их не в чем. Диагностическая лаборатория – не булочная, где можно купить продукт, руководствуясь исключительно своим желанием и потребностями. По умолчанию «покупка» анализа предполагает все-таки его необходимость, обоснованную врачом-специалистом. И вот в этом случае непонятно, куда девается «информированность» пациента, для которого сдать анализ в ближайшей лаборатории – что в магазин за хлебом сходить… Не останавливает даже цена! Стоимость одной популярной панели аллергологических исследований (педиатрической, ингаляционной, пищевой, смешанной) варьируется от 65 до 85 рублей. Определение специфического иммуноглобулина IgE к одному конкретному раздражителю – 9–25 рублей за анализ! Дорогой, однако, выходит «батон»…

Наболевшую тему подняли на недавней пресс-конференции ведущие аллергологи страны: доцент кафедры геронтологии и гериатрии с курсом аллергологии и профпатологии БелМАПО, главный внештатный аллерголог Минздрава, к.м.н. Татьяна Барановская и заведующий аллергологическим отделением 4-й детской клинической больницы Минска, главный внештатный детский аллерголог Минздрава, к.м.н. Дмитрий Буза.

 
Дмитрий Буза
Заведующий аллергологическим отделением 4-й детской клинической больницы Минска, главный внештатный детский аллерголог, к.м.н.
Есть такое понятие – триггер. То есть фактор, который вызывает обострение заболевания. Триггеры бывают аллергические (клещ домашней пыли, пыльца, плесень, пищевые продукты и т. д.) и неаллергические. Возьмем, к примеру, атопический дерматит – явление очень распространенное (у детей в возрасте до 3 лет подверженность ему может составлять 30–40 %). Обострение заболевания могут провоцировать самые банальные факторы: прорезывание зубов, включение отопления в осенне-зимний период и т. д. Но родители упорно ищут «виноватого» среди аллергенов: сажают ребенка на строжайшую диету, безо всякой необходимости исключая из рациона важные продукты питания, сдают всевозможные анализы, проходят обследования… То же самое касается бронхиальной астмы. В детской практике в 80 % случаев фактор ее обострения – вирусная инфекция. Нет у ребенка никакой аллергии. Но найти то, чего нет, для некоторых самоцель. К сожалению, это очень актуальная проблема.
 
Татьяна Барановская
Доцент кафедры геронтологии и гериатрии с курсом аллергологии и профпатологии БелМАПО, главный внештатный аллерголог Минздрава, к.м.н.
Примерно 90 % диагнозов и их причины становятся понятны из разговора с пациентом: когда возникают симптомы, в какие моменты обостряются, что приносит облегчение… И анализы мы назначаем, если в них есть необходимость. Потому что это дополнение (не первооснова!) к тому, что мы слышим от пациента или видим при осмотре. Не надо делать из анализов культа, из аллерготестов в частности. Просто надо быть внимательными к себе, наблюдательными, брать на заметку: от чего плохо, когда, где, почему случилась вспышка. Именно это и есть информированность пациента о своем состоянии, и эти сведения нужно донести до врача. Но это, безусловно, требует гораздо больше личного труда, чем просто пойти сдать анализ.

Шутка о том, что каждый футбольный фанат всегда лучше знает, как правильно бегать по полю и забивать голы, давно стала присказкой во языцех. И, честно говоря, профессиональным футболистам от этого ни холодно, ни жарко: в конце концов ничья жизнь и здоровье от их игры не зависят. Но что касается сферы здравоохранения, установка потенциального пациента на то, что он сам лучше знает, какие анализы сдавать и как лечиться, всегда ошибочна. Давайте позволим каждому заниматься своим делом: портнихе – шить, пианисту – играть, врачу – назначать анализы и лечение… И жить станет легче. Всем без исключения.

Материалы на сайте 24health.by носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Информация не должна использоваться в качестве медицинских рекомендаций. Ставит диагноз и назначает лечение только ваш лечащий врач. Редакция сайта не несет ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте 24health.by.

Читайте нас на Яндекс-дзен

195 0 187

Журналист. Высшее образование. Член Белорусского союза журналистов. Стаж работы в профессии – 20 лет. Белоруска. Родилась в г. Ганцевичи Брестской области. В 2001 году окончила факультет журналистики Белорусского государственного университета по специальности «Журналистика». Работала специальным корреспондентом отдела экономики газеты «Белорусская нива», обозревателем отдела писем, обозревателем отдела социальных проблем газеты «Советская Белоруссия» (в настоящее время «Издательский дом «Беларусь сегодня»). С 2016 года - корреспондент собственный отдела интернет-проектов РУП «Редакция газеты «Медицинский вестник». С 2000 года является членом Белорусского союза журналистов (БСЖ). В 2002 году стала лауреатом премии БСЖ за лучшую журналистскую работу. В 2017 году – лауреатом премии БСЖ «Золотое перо».
Смотрите также
Наверх