главный баннер

24 октября

Закон сухой или полусухой? Что показывает опыт ограничительных мер?

Будь независим
161 0 100
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

В октябре 2019 года ВОЗ опубликовала отчет о ситуации в России на фоне проведения антиалкогольной политики. Документ, охвативший период с 2003 по 2016 год, по сути, подвел итоги многолетней кампании по профилактике смертности людей трудоспособного возраста из-за причин, так или иначе связанных с употреблением спиртного. Надо сказать, результаты впечатлили. Между тем положительную динамику эксперты во многом связывают с введением в России ограничительных мер в отношении алкоголя. То есть того самого механизма, о котором давно и отчаянно спорят в Беларуси.

Об однозначных результатах неоднозначных мер журналист портала Здоровые люди узнала от координатора программ по общественному здоровью странового офиса ВОЗ в Беларуси Валентина Русовича. А также попыталась понять, что нам мешает следовать опыту страны-соседки.

Пить – здоровью вредить

Для начала стоит вспомнить о том, что однозначно доказано: безопасных доз алкоголя не существует. По оценкам ВОЗ, есть дозы с низким, средним и высоким риском вреда для здоровья. Сам же вред условно можно разделить на три категории, которые так или иначе связаны между собой, но требуют разных подходов к решению:

  • Токсическое воздействие на органы и ткани, которое обусловливает высокую смертность от болезней сердечно-сосудистой системы, онкозаболеваний, алкогольной болезни печени… По большому счету токсическое воздействие оказывают даже дозы с низким риском вреда для здоровья.
  • Интоксикационный тип употребления, отягощенный последствиями от пития доз с высоким риском вреда для здоровья. Именно этот тип является одной из ведущих причин внешней смертности (отравления, самоубийства, утопления, пожары, ДТП).
  • Развитие алкогольной зависимости. Смертность от психозов, абстинентного синдрома, алкогольной деменции. По оценке ВОЗ, алкогольная зависимость отличается от употребления алкоголя с вредными для здоровья последствиями (предыдущие 2 пункта). Безусловно, человек, страдающий алкоголизмом, испытывает все негативные последствия неумеренного пития. При этом человек, употребляющий «редко, но метко», получает свою дозу вреда от алкоголя, но в то же время может не страдать от патологической зависимости.

Доза с низким риском вреда для здоровья для мужчин трудоспособного возраста составляет не более 2 стандартных единиц алкоголя в сутки, для женщин – 1 единицы. При этом два дня в неделю человек должен находится в абсолютной трезвости.

Доза с высоким риском вреда для здоровья составляет 6 и более стандартных единиц в сутки для мужчин; 4 и более стандартных единиц – для женщин.

1 стандартная единица равна 10 мл чистого алкоголя.

По словам Валентина Русовича, ограничительные меры антиалкогольной политики, которые рекомендует ВОЗ, как раз направлены в большей степени не на профилактику алкоголизма, а на профилактику вредного употребления. Потому что именно оно наносит здоровью нации колоссальный урон за счет большой распространенности. Достаточно вспомнить «глас народа», вложенный в уста героя Анатолия Папанова: «За чужой счет пьют даже трезвенники и язвенники».

Что касается Беларуси, по наиболее опасной модели – 6 и более доз алкоголя в течение одного застолья – употребляет каждый третий мужчина трудоспособного возраста.

А у нас в квартире газ, а у вас?

Так что же такого есть в России, чего нет у нас, и как это работает.

1.Самая эффективная и самая непопулярная мера – увеличение акцизов на крепкие спиртные напитки в зависимости от содержания алкоголя.

 
Валентин Русович
координатор программ по общественному здоровью странового офиса ВОЗ в Беларуси
И в России, и в Беларуси применяется механизм минимальной стоимости крепких спиртных напитков. Но в России он применяется в большей степени. Средняя стоимость бутылки водки там на 26 % дороже, чем у нас (в переводе на белорусские рубли 9,5 рубля против 7,5, по данным за 2017 год).

2. Недопущение употребления алкоголя несовершеннолетними.

 
Валентин Русович
координатор программ по общественному здоровью странового офиса ВОЗ в Беларуси
В России с 2001 года введена тройная ответственность за продажу алкоголя несовершеннолетним. В 2011 году это законодательство ужесточилось. При установлении факта продажи ответственность несут продавец, директор торговой точки и юридическая фирма. Штраф для продавца составляет в эквиваленте до 800 условных единиц, для директора – до трех тысяч условных единиц, для юридического лица – до восьми тысяч условных единиц. В Беларуси подобную ответственность несет только продавец (20–50 базовых величин, т. е. 500–1300 рублей).

3. В РФ с 2012 года введен федеральный запрет ночной торговли алкоголем. С 23 до 8 часов запрещена продажа алкоголя, за исключением кафе, баров, ресторанов. Местные органы власти имеют право этот временной порог еще и увеличить. В РБ такого ограничения нет, а есть только большие дискуссии и сомнения в эффективности этой меры.

4. Ограничение продаж алкогольной продукции на заправках в стране-соседке введено с 2012 года, у нас такой меры нет.

5. С 2007 года в России действует запрет на продажу алкоголя через интернет, с 2012-го существует запрет на рекламу спиртных напитков в интернете (послабление сделано для пива и вина). В РБ этот вопрос пока не регулируется законодательно.

6. В 2013 году в России пиво официально признано алкогольным продуктом.

 
Валентин Русович
координатор программ по общественному здоровью странового офиса ВОЗ в Беларуси
Надо сказать, что и в России, и в Беларуси существует ограничение на максимальный объем тары при продаже пива в розничной сети. В РФ – не больше 1,5 литра, у нас – больше двух литров. Но с позиции ВОЗ и то и то – нарушение. По критериям ВОЗ объем тары пива не должен превышать 0,5 литра, поскольку снижает риск превысить дозу.

Схоже законодательство обеих стран в отношении вождения автомобиля в нетрезвом состоянии. В Беларуси даже на порядок жестче – вплоть до лишения не только прав на вождение, но и конфискации автомобиля (в России наказывают не столь сурово).

Ограничительные меры в России постепенно вводились на протяжении десяти с лишним лет. И если вернуться к отчету ВОЗ, за период с 2003 по 2016 год там произошло резкое снижение потребления алкоголя – на 43 %, из них зарегистрированного – на 40 %, незарегистрированного («паленого») – на 48 %.

 
Валентин Русович
координатор программ по общественному здоровью странового офиса ВОЗ в Беларуси
Особенно показательны цифры повышения продолжительности жизни. В частности, мужчины в России за последние 15 лет стали жить в среднем на 9 лет дольше (68 лет), женщины – на 6 (78 лет). В Беларуси средняя продолжительность жизни мужчин и женщин ровно на один год больше (69 и 79 лет соответственно).

И еще немного статистики, которую нельзя обойти вниманием. За последние 15 лет в России смертность на фоне употребления алкоголя снизилась по причинам:

  • суицидов – на 62 %;
  • случайных отравлений – на 73 %;
  • ДТП – на 55 %;
  • убийств – на 79 %;
  • утоплений – на 53 %;
  • пожаров – на 23 %.

Причем эти данные касаются самой уязвимой в отношении алкоголя категории – мужчин трудоспособного возраста.

Это ли не колоссальный положительный эффект?

Оно нам надо?

Тот самый вопрос, который вот уже столько лет не дает покоя нашим политикам, активным общественникам, врачам, правоохранителям и простым рядовым гражданам.

Вроде как Беларусь и без ограничительных мер показывает неплохие результаты в антиалкогольной политике. Как ни крути, а пить наши люди стали меньше, продолжительность жизни по сравнению с теми же соседями больше, число людей, состоящих на наркологическом учете, медленно, но верно снижается. Да и статистика смертности граждан в трудоспособном возрасте от причин, связанных с алкоголем, по всем пунктам (кроме самоубийств и случайных отравлений) выглядит на порядок оптимистичнее.

И что важно, успехи нашей страны в неравной борьбе с пьянством признают зарубежные эксперты. Вопрос в том, говорит Валентин Русович, озвучивая позицию ВОЗ, что есть и возможности для дальнейшего совершенствования. В частности, Беларусь могла бы использовать опыт той же России по введению ограничительных мер по продаже алкоголя для более динамичного снижения общей смертности и смертности мужчин трудоспособного возраста от внешних причин.

 
Валентин Русович
координатор программ по общественному здоровью странового офиса ВОЗ в Беларуси
Несмотря на постепенное увеличение средней продолжительности жизни мужчин, она все еще ниже 70-летнего порога. По оценкам ВОЗ, смерть в возрасте младше 70 лет признана преждевременной. При этом наблюдается большая (10-летняя) разница в продолжительности жизни мужчин и женщин.

При этом успешный опыт России развенчал все мифы и страхи, связанные с введением ограничительных мер:

  1. Увеличатся продажи незарегистрированного алкоголя. Опыт России показал, что при введении ограничений россияне стали пить в целом меньше – и зарегистрированного алкоголя, и «паленого».
  2. Увеличится количество отравлений от алкоголя. Общее количество случайных отравлений в России между тем резко снизилось. В нашей стране от передозировки крепкого алкоголя и случайных отравлений умирает около 1,5 тысячи человек ежегодно, в РФ – чуть больше 12 тысяч ежегодно. Если сопоставить количество населения обеих стран – в России по этой причине погибает меньше людей, чем в Беларуси.
  3. Вред для экономики. Факты – вещь упрямая. В 2014 году, когда в России наблюдался пик антиалкогольной кампании, акциз на крепкие спиртные напитки был увеличен сразу на 25 %. Естественно, это не замедлило сказаться на снижении объемов продаж алкогольной продукции. Они упали на 22 %. При этом за счет повышения акцизов доход в бюджет вырос на 7 %. То есть если кто и пострадал, так производители, потому что упал объем продаж выпускаемой продукции.

Конечно, нам самим решать, каким путем идти дальше. Запрещать, ограничивать или оставить все как есть. Но как проблему ни назови – пьянство, алкоголизм или употреблением с риском вреда для здоровья, – отвечать за последствия принятых решений только нам, а не соседям.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram, группы в FacebookVKOKTwitter и будьте в курсе свежих новостей! Только интересные видео на нашем канале YouTube, присоединяйтесь

161 0 100

Журналист. Высшее образование. Член Белорусского союза журналистов. Стаж работы в профессии – 20 лет. Белоруска. Родилась в г. Ганцевичи Брестской области. В 2001 году окончила факультет журналистики Белорусского государственного университета по специальности «Журналистика». Работала специальным корреспондентом отдела экономики газеты «Белорусская нива», обозревателем отдела писем, обозревателем отдела социальных проблем газеты «Советская Белоруссия» (в настоящее время «Издательский дом «Беларусь сегодня»). С 2016 года - корреспондент собственный отдела интернет-проектов РУП «Редакция газеты «Медицинский вестник». С 2000 года является членом Белорусского союза журналистов (БСЖ). В 2002 году стала лауреатом премии БСЖ за лучшую журналистскую работу. В 2017 году – лауреатом премии БСЖ «Золотое перо».

Чтобы перейти к обсуждению, выполните вход или зарегистрируйтесь

Наверх