05.04.2021
05.04.2021

Бессонница повышает риск COVID-19 и психических расстройств. Нарушения сна как симптом болезни

logo
Психическое здоровье
0 145
Размер шрифта:
  • A
  • A
  • A

Какое отношение имеет бессонница к COVID-19? Самое прямое. К такому выводу пришли исследователи спустя год с небольшим после начала пандемии. Доказано, что нарушения сна увеличивают риск заражения, являются триггером психических расстройств в период болезни, особенно при тяжелом течении. Бессонница может выступать одним из симптомов коронавирусной инфекции. И даже потенциально здоровые люди (кто не имеет подтвержденного ковид-статуса) часто страдают от нарушений сна, обусловленных неопределенностью и тревогой в отношении возможного заражения вирусной инфекцией.

АлександровО том, почему сон важен для здоровья, как бессонница усугубляет течение COVID-19 и какие неожиданные эффекты обнаружили ученые у мелатонина – гормона сна, в ходе онлайн-вебинара рассказал врач-психиатр, к.м.н., доцент Алексей Александров.

Риск заболеть возрастает при бессоннице

В конце марта в Британском медицинском журнале было опубликована статья о том, как в разных странах мира (в частности, Франции, Германии, Италии, Испании, Британии и США) медицинские работники переживают проблемы со сном в контексте работы в условиях пандемии коронавирусной инфекции и связанные с синдромом эмоционального выгорания.

Прим.: Поскольку большая часть людей находится в относительно схожих условиях (работа, предполагающая постоянный контакт с людьми; стресс и нервное напряжение от сложившейся неблагоприятной эпидемиологической ситуации; посменный график работы, в частности, ночной и т.д.), мы предполагаем, что обнародованные данные можно с определенной долей вероятности экстраполировать и на остальное население.

bessonnica

Оказалось, что сон в дополнение к профилактическим прививкам, ношению масок и ультрафиолетовому облучению обладает ковид-протективным эффектом. Один дополнительный час сна ночью снижает риск вирусного инфицирования на 12%. При этом дневная дрема не компенсирует дефицит ночного сна и не способствует повышению сопротивляемости организма инфекциям. Напротив, на 6% увеличивает риск заражения.

Если сон нарушен комплексно (есть проблемы с засыпанием, поддержанием сна и ранние пробуждения с невозможностью уснуть снова), вероятность заражения вирусом SARS-CoV-2 при одинаковых исходных обстоятельствах у человека, страдающего бессонницей, на 88% выше, чем у человека с нормальным здоровым сном. Вероятно, говорит эксперт, это связано с тем, что комплексное нарушение сна не является монопроблемой, а, как правило, связано с уже имеющейся сопутствующей соматической патологией и/или психическими расстройствами.

Диагностика нарушений сна. Симптомы бессонницы

сонливость

– Надо понимать, что бессонница – это синдром, – обращает внимание Алексей Александров. – У нее нет одного проблематичного симптома, речь всегда идет о совокупности признаков. О бессоннице свидетельствует наличие постоянно (на протяжении одного месяца и более) или периодически (более трех месяцев) трех или более признаков.

К симптомам бессонницы относятся:

  • трудности с засыпанием (требуется более 30 минут, чтобы заснуть);
  • беспокойный сон (всю ночь в голову «лезут мысли»);
  • присутствие страха перед невозможностью заснуть;
  • частые пробуждения в течение ночи, поверхностный сон;
  • ранние пробуждения и невозможность повторного засыпания;
  • сниженный фон настроения и тревожность;
  • снижение работоспособности в течение дня;
  • дневная сонливость на фоне ночного недосыпания.

Сама по себе бессонница также может выступать симптомом. Например, при депрессии, наиболее распространенном расстройстве психики, нарушение сна является одним из признаков состояния. Это особенно важно при скрытой депрессии, которая не сопровождается снижением настроения и характеризуется в общем нормальным эмоциональным фоном.

депрессия

Нарушения сна, в целом, наблюдаются у 40% людей с психическими заболеваниями и расстройствами. У пациентов с шизофренией бессонница встречается в 60 – 80% случаев. При биполярном расстройстве нарушения сна значительно увеличивают риск мании.

Нерешенные проблемы со сном у условно здоровых людей могут выступать фактором риска депрессии. А при ее развитии увеличивают вероятность суицида или рецидива суицидальных попыток. Вместе с тем эффективное лечение бессонницы может предупредить развитие депрессии, делирия, постковидной астении и многих других психических расстройств на фоне соматических заболеваний или без них.

Примечательно, что при тяжелом течении коронавирусной инфекции с необходимостью лечения в стационаре проблемы со сном наблюдаются с той же частотой, что и у пациентов с шизофренией – в 60 – 80% случаев.

– Вряд ли здесь можно проводить какую-то параллель, – считает Алексей Александров. – Это скорее про тяжесть состояния и про то, что действительно много пациентов страдают от нарушений сна и нуждаются в помощи специальными препаратами.

Мелатонин против бессонницы и COVID-19

Мелатонин против коронавируса

Помимо всего прочего, бессонница может выступать триггером делирия. Это психическое расстройство, которое характеризуется нарушением сознания и обусловлено реакцией головного мозга на внешние раздражители. Делирий при COVID-19 – наиболее частое психиатрическое осложнение у пациентов на стационарном лечении, особенно в отделениях реанимации. По словам эксперта, бессонница, отягощенная делирием, является своеобразным маркером коронавирусной инфекции и отличает ее от других инфекций.

В сложившейся ситуации интересным оказался опыт стран, которые одними из первых столкнулись с коронавирусной инфекцией.

больница

Большинству стационарных пациентов с COVID-19 и нарушением сна врачи не назначали тяжелые препараты, которые показаны при делириях (например, диазепам). Беспокоясь за дыхание, им давали мелатонин, который известен, как совершенно легкий безрецептурный препарат. Тем не менее эффект превзошел все ожидания: на фоне мелатонина у пациентов снижалась тревога, улучшалось качество сна, уменьшалась выраженность делирия. В дополнение ко всему мелатонин стал обнаруживать совсем неожиданные эффекты. Так, врачи отмечали уменьшение респираторного дистресс-синдрома, цитокинового шторма и даже фиброза легких. То есть тех тяжелых осложнений ковид-инфекции, которые зачастую приводят к гибели пациента.

Сегодня мелатонин на полном серьезе рассматривают как один из препаратов, который может быть потенциально полезен в лечении новой коронавирусной инфекции. В настоящее время представлены результаты 9 рандомизированных клинических исследований, на основании которых можно сделать вывод, что потенциал препаратов для нормализации сна при лечении COVID-19 инфекции еще не до конца раскрыт.

Безусловно, уповать только на мелатонин для решения проблем со сном на фоне коронавирусной инфекции все-таки не стоит. Каждый случай является уникальным, требует индивидуального подхода. И зачастую, как показывает практика, без назначения специфических препаратов от бессонницы не обойтись. И об этом мы обязательно поговорим отдельно.

С полезными советами, как самостоятельно попробовать справиться с бессонницей, можно ознакомиться в этом материале.

Материалы на сайте 24health.by носят информационный характер и предназначены для образовательных целей. Информация не должна использоваться в качестве медицинских рекомендаций. Ставит диагноз и назначает лечение только ваш лечащий врач. Редакция сайта не несет ответственности за возможные негативные последствия, возникшие в результате использования информации, размещенной на сайте 24health.by.

Читайте нас на Яндекс-дзен

0 145

Журналист. Высшее образование. Член Белорусского союза журналистов. Стаж работы в профессии – 20 лет. Белоруска. Родилась в г. Ганцевичи Брестской области. В 2001 году окончила факультет журналистики Белорусского государственного университета по специальности «Журналистика». Работала специальным корреспондентом отдела экономики газеты «Белорусская нива», обозревателем отдела писем, обозревателем отдела социальных проблем газеты «Советская Белоруссия» (в настоящее время «Издательский дом «Беларусь сегодня»). С 2016 года - корреспондент собственный отдела интернет-проектов РУП «Редакция газеты «Медицинский вестник». С 2000 года является членом Белорусского союза журналистов (БСЖ). В 2002 году стала лауреатом премии БСЖ за лучшую журналистскую работу. В 2017 году – лауреатом премии БСЖ «Золотое перо».